Дамы, короли и черти

Вот открыт балаганчик

Для веселых и славных детей,

Смотрят девочка и мальчик

На дам, королей и чертей.

А.Блок, «Балаганчик»

Смеяться над нежно любимым Александром Блоком и любоваться странным Андреем Белым? «Ржать и биться» над самой святой и грешной историей любви Серебряного века? Вот уж никогда бы не подумала, что такое возможно. Однако новая постановка Псковского драматического театра им. А. С. Пушкина «Пленные духи  - из серии «никогда не говори никогда».

 

Фото: пресс-служба Псковского драматического театра

Великие символисты и их взаимоотношения в ней вообще ни при чем. Блуждания героев вокруг да около Прекрасной дамы в этом спектакле - лишь повод для творческого высказывания драматургов братьев Пресняковых, режиссера Айрата Абушахманова, художника по костюмам Альберта Нестерова (оба - из Башкирского театра драмы им. Мажита Гафури) и псковских актеров. Постмодернизм камня на камне не оставил от символизма. Как говорится, «важен не Шекспир, а мои примечания к нему».

В принципе, зрительская реакция на нестандарт того, что происходило на сцене, была ожидаема. «В 2019 году в лаборатории театра Айрат Абушахманов поставил эскиз постановки «Пленные духи» на малой сцене, - рассказывал арт-директор Псковского драмтеатра Андрей Пронин в эфире радио «Эхо Москвы» в Пскове. - Тогда он вызвал даже мне непонятную истерику в зале - люди встали и 8 минут аплодировали. Не очень типичная реакция для скупой на эмоции и требовательной псковской публики. Сейчас Айрат наконец-то смог приехать к нам и поставить спектакль».

Нынче спектакль идет уже полноформатно, на Большой сцене, а значит, поражающий эффект переключения с привычного, трагического восприятия главного любовного треугольника русского Символизма на игровой и ироничный усиливается стократ. Хотя антураж первого действия ничего такого не обещает. Самовар, кружки и белая скатерть - кажется, сейчас на сцене появятся три сестры и начнут агитировать за Москву. Только на экране позади всего этого бидермайера горят странные для чеховского мира слова - «Пленные духи».

Традиционные три театральных звонка срабатывают для лампового уюта типичного дворянского гнезда как спусковой механизм. Говоря современным языком, «Хоба!» - и из каждой трещины начинают зиять бездны, а из каждой шляпы сыплются блистающие звезды. Все это щедро сдобрено шутками, построенными на игре слов («тако была» надолго засядет в вашей голове - мем, да и только!). И приправлено вполне узнаваемыми фактами биографии поэтов: у Бориса Бугаева (его играет Александр Овчаренко) - только и разговоров, что о Валерии Яковлевиче да папе-математике, а Саша Блок (Максим Плеханов) то и дело грезит Незнакомками да «шорохами белого платья» в полутьме.  

Радикальная ирония постмодерна взрывает изнутри привычные стереотипы и банальности, пародируя все и вся. Нужен по ходу пьесы Менделеев? Ок, будет вам Дмитрий Иванович: Владимир Свекольников тут же, на сцене, напяливает седой парик, академическую шапочку, мантию - готов великий химик. Правда, он в одном сапоге и рассуждает о смысле бороды. Нужен русский мужик Федор? Без проблем: он, конечно же, будет босой, в грязной рубахе-косоворотке, портах и ушанке. Только будьте готовы поступиться здравым смыслом: он станцует пластический этюд под действием химии. Чего еще изволите? Вот вам до кучи Царевна-Лебедь, вся во врубелевском, не женщина - мечта! Приподнимает вуаль, а под ней... Впрочем, лучше оставим вуаль опущенной до той поры, пока читатель Псковской Ленты Новостей сам не попадет на эту преуморительнейшую и вместе с тем трогательную постановку.

Все не то, чем кажется, и то, что мнится вам несчастьем, вдруг счастьем-то и обернется. Эта логика пронизывает весь спектакль. И понятно, почему: так работает мышление творческого человека. Он бы и хотел заняться чем-то другим, более понятным с обычной точки зрения, но не может. Он бы и рад был думать, слышать и чувствовать так, как принято, но опять же - не может. Как сформулировал еще один символист-романтик, Александр Грин: в мире художника «всё перевернулось и в перевернутии оказалось на своём месте». Собственно, по ходу пьесы Борис в какой-то момент и превращается в Сориба - стоя на голове. Так же органично он преображается из апологета-классика Символизма в паяца, Красное Домино, кентавра, дуэлянта, черта из табакерки, оставаясь при этом фриком в шикарном клетчатом костюме и не менее клетчатых ботинках.

«Это история о милых, славных чудаках, о России, которую мы потеряли, а, может быть, и которую не имели, - . Пьеса о потерянном рае, предсказывающая трагедии XX века. Персонажи превратились в клоунов, но в этом нет глума и издевательства - лишь легкая ирония и комизм. По сути, это вымышленные персонажи, и совпадения случайны», - пояснял в разговоре с журналистами Андрей Пронин.

Спектакль, поначалу вызывающий когнитивный диссонанс, постепенно вовлекает в свое пространство, приглашая: давай играть. Для тех, кто до конца так и не сумел выбраться из «танка» очевидности и перебраться в башню из слоновой кости, это предложение в финале звучит из уст мистификатора Бориса-Андрея. Он придумывает увлекательную игру, к которой присоединяется даже солидный Менделеев (за него переживаешь больше всего). Кого-то из зрителей происходящее на сцене просто повеселит, кого-то удивит и озадачит, а кто-то, возможно, вспомнит добрым словом идеи высокого падения, кружения жизни и смерти, близкие символистам («в смерти жизнь, и тает смерть», как писал Бальмонт).

Короли русской поэзии, оборачивающиеся «болотными чертенятками», и Прекрасные дамы Себеряного века, ложные и истинные, - «пленные духи» порубежной эпохи тают в дымке несбывшегося. Но они обязательно вернутся на свой файв-о-клок ти.

Вдруг паяц перегнулся за рампу

И кричит: «Помогите!

Истекаю я клюквенным соком!

Забинтован тряпицей!

На голове моей - картонный шлем!

А в руке - деревянный меч!»

Заплакали девочка и мальчик.

И закрылся веселый балаганчик (А.Блок).

Елена Никитина

Источник: Псковская Лента Новостей