Театры безграничных возможностей

В Пскове на базе Театра драмы имени А.С.Пушкина в пятый раз прошел Международный фестиваль особенных людей “Другое искусство” (автор и продюсер фестиваля – художественный руководитель театра Дмитрий Месхиев), включающий пять направлений: театральное, выставочное, музыкальное, кинематографическое и образовательное.

Четыре фестивальных дня собрали представителей инклюзивного искусства и образования, а также театральные коллективы из десятка российских городов и белорусского Столина.

“Школа взаимной человечности” – так называлось предисловие Ольги Фукс к ее книге “Другой театр” (2018), сборнику статей о социально-художественных проектах в России, книге о важных встречах последних лет с инклюзивным искусством. Школой взаимной человечности выглядит и псковский фестиваль, его тщательно продумывают и бережно готовят, его ждут (в частности, терпеливо ждали возможности возобновления два пандемийных года), ему аплодируют, у него в изобилии имеется своя публика, заполняющая малые и большие театральные залы. Та же публика, не страшащаяся тяжелых тем, собирается и на вернисажах: выставки акварелей последнего сезона художника Геннадия Устюгова, живописца без профессионального образования, чьи произведения хранятся в Эрмитаже, Русском музее, Музее нонконформистского искусства и других по стране, с 2020 года обитателя психоневрологического интерната № 1 (Зеленогорск), тем не менее, присутствовавшего на открытии; фотовыставки “Необучаемый” с участием героя проекта – телевизионного журналиста Юрия Кузнецова (Санкт-Петербург), некогда сумевшего вырваться из ПНИ; баннерной выставки на набережной у стен Кремля “Жили-были птицы” студии “Я и ты” (Псков).

Среди множества задач фестиваля людей с особенностями развития отчетливо прослеживаются две: привлечение внимания к по-настоящему суровым проблемам и врачевание, поддержка искусством.

Наглядным примером первой фестивальной линии стал спектакль “Интернат” проекта “Наивно? Очень”. В основу спектакля положен документальный материал российской журналистки Елены Костюченко о психоневрологических интернатах, которому целиком был отдан выпуск “Новой газеты” от 30 апреля 2021 года. Елена Костюченко и фотограф Юрий Козырев провели несколько недель в среднестатистическом психоневрологическом интернате немаленького города N огромной России и засвидетельствовали преступное бездушие системы: “Здесь живут 436 человек. Лишь 42 из них – дееспособные, остальные дееспособности лишены. Людей зовут “проживающие” или “клиенты”. Есть еще аббревиатура ПСУ – получатели социальных услуг. Их имена написаны на комнатах”. Для авторов публикации и спектакля они не клиенты и не получатели социальных услуг – они Тема, Света, Алина и многие другие, скрюченные, искореженные, дурно пахнущие, рвущие постельное белье и грызущие подоконники, страдающие все время бодрствования: насильственно изолированные, насильственно стерилизованные, насильственно расчеловечиваемые. Наказанные не только природой, но и ближними.

Нелли Уварова, одна из создательниц социального проекта “Наивно? Очень” (адаптация особых людей посредством искусства), прочла тогда весной в “Новой” убийственный репортаж Костюченко, и уже в сентябре в Российском Молодежном театре, где служит актриса, сыграли премьеру “Интерната” в постановке Екатерины Половцевой. От показа к показу актерский состав немного меняется, в Пскове на камерную сцену Нового зала Пушкинского театра вышли и сели в ряд перед публикой со стопками машинописных листов в руках Нелли Уварова, Евгений Редько, Мария Лапшина, Дмитрий Крестьянкин и режиссер Екатерина Половцева.

У каждого из исполнителей этого негромкого спектакля-читки чувствуется личное отношение – в звучащем и происходящем перед зрителями больше горечи и безысходности, чем обличения. Никакой плакатности, только судьбы людей. Выразительных средств используется минимум – натягивается по самый лоб шапка, вскидываются вверх руки, устало-обреченнно скукоживается сидящая фигура (умопомрачительный монолог медсестры, не менее пяти минут подряд бесцветным голосом перечисляющей все те журналы, которые от нее требуется заполнять). Лишь несколько раз Нелли Уварова в образе одной из героинь склонится к кому-то из публики и тихой скороговоркой произнесет: “Я вас люблю, как вас зовут” или внезапно выскажется от себя: “Меня зовут Нелли, у меня двое детей, и я их очень люблю”. Фоном происходящему включаются на экране телевизионные новости, а пустые пюпитры постепенно заполняются красочными работами особенных людей, до того развернутыми изображением к стене.

“Мы наивно полагаем, что этим спектаклем сможем что-то изменить в этой чудовищной ситуации”, – прозвучало перед началом спектакля, завершающегося абсолютно безнадежными строками статьи Костюченко: “В психоневрологических интернатах России сейчас содержится 155.878 человек. В специальных детских домах-интернатах – 21 тысяча детей, обреченных на ПНИ. Каждый 826-й россиянин проживет свою жизнь – так и закончит ее – там”.

Фотовыставка “Необучаемый” – именно таким клеймом был проштампован в детстве герой – подготовленная журналистками Марией Сивохиной и Марией Шпаковой, стала еще одним свидетельством о творящемся в ПНИ. Современные фотографии сумевшего преодолеть почти невозможное Юрия Кузнецова (“С позиции сегодняшнего дня надо оценивать только так: все успешно. У меня было приключение, которое нужно было пройти, и все”) сопровождаются его комментариями к своему прошлому: “Если ты простил своих родителей после того, как они тебя оставили, то ты точно умеешь прощать”; “Я помню все эти запахи тяжелые в ПНИ… Запах страдания, запах безнадеги”; “Я должен был стать как минимум не хуже всех. Когда в тебя никто не верит – это полный трындец”. Тогда, в детстве, перед Юрием Кузнецовым открылась лазейка, и он выбрался в нормальный мир (в январе этого года о нем тоже писала “Новая газета”), но количество тех, кто остается за стенами ПНИ, и условия существования в этих стенах – за гранью понимания и человечности.

Вторая фестивальная линия – в отличие от мрачной первой – жизнеутверждающая: участие людей с особенностями в театральном деле. В этом инклюзивном подвижничестве особенно восхищает роль режиссера Бориса Павловича, представившего на фестивале многофигурный мюзикл “Жаль, что тебя здесь нет” – проект Фонда “Alma Mater” и Новой сцены Александринского театра (Санкт-Петербург). Вовлекший в происходящее на сцене невероятное количество участников, Павлович рассказывает: “Мы сошлись на том, что у всех так или иначе личные отношения с музыкой есть. Все мы так или иначе меломаны, следовательно, каждому есть что сказать, спеть, станцевать”. У этого коллективного сочинения (режиссерская группа – Алина Михайлова, Борис Павлович, Петр Чижов; композиторская группа – Елена Белкина, Алексей Востриков, Дмитрий Крестьянкин; музыкальный руководитель – Анна Вишнякова; шеф-драматург – Элина Петрова; сценография и костюмы – Катерина Андреева) нет единой сюжетной линии, оно разворачивается в зале ожидания большого вокзала и состоит из диалогов и номеров, сцементированных страстью к музыке, и публика всецело это упоение разделяет. “Через классическую форму мюзикла наша нейроразнообразная команда использует саму музыку как язык для диалога со зрителями и друг с другом. Это разговор о вечном праве быть именно собой, о праве быть разными, о праве – звучать”, – говорит Нина Михайлюк, креативный продюсер проекта, директор Фонда “Alma Mater”.

Совсем в другом роде сделан бьющий красками музыкальный спектакль “А у нас в Новгородчине диво-то было” народного театра “Жест” (Великий Новгород, режиссер Надежда Назарова), сыгранный, как и постановка Бориса Павловича, на большой сцене Пушкинского театра. Основан спектакль на затейливых и держащих внимание сюжетах новгородских народных сказок, занято в нем в числе прочих четверо артистов-колясочников, и сопровождается он сурдопереводом. Существующий уже почти четыре десятилетия театр “Жест” называет себя театром безграничных возможностей, и такое определение можно адресовать многим из коллективов-участников фестиваля “Другое искусство”.

Петербургский актер и клоун Анвар Либабов представил с учениками Филимонковского дома-интерната (Москва) цирковое шоу “Где-то когда-то” – в само-изобретенном жанре “типатупоцирк”, и это не первая их совместная работа. Сам Либабов исполняет в спектакле комичную и одновременно наставническую роль бомжа на помойке, чья фигура связывает воедино отдельные номера, в которых находится место эквилибристике, фокусам, жонглированию, клоунаде, буффонаде и, конечно, романтике. Юные исполнители азартны, воодушевлены и самую капельку смущены, что придает особое обаяние их бесхитростному цирку. На следующий день они же показывали театрализованное цирковое шоу прямо на псковской улице Пушкина рядом с театром.

То же чувство восхищения искренностью вызывал и крошечный хореографический спектакль из белорусского города Столина – “African story” интеграционного театра “Свежий ветер”, чьи участники – ребята, занимающиеся в центре коррекционно-развивающего обучения и реабилитации, в центре поддержки молодых инвалидов, ученики столинских школ. Застенчивость и самозабвение читались в пятнадцатиминутных сосредоточенных ритуальных танцах вокруг выразительной африканской маски на длинном шесте.

Фестиваль же в целом сопровождала атмосфера всеобщего единения, такая нужная участникам, зрителям и организаторам этого благородного дела.

Мария Хализева

Источник: Газета «Экран и сцена»

Дата публикации: 15 июля 2022