Дневник фестиваля «Другое искусство»

День четвёртый

Фото «Тоже Я»Фото «Тоже Я»

Четвёртый день фестиваля продолжил главную тему «Другого искусства» в этом году: родители особенных детей, их судьбы, каждодневные трудности и радости, их, говоря без ложного пафоса, миссия. «Что это такое – быть особенным родителем в нашей стране?» – на этот непростой вопрос попытался ответить создатель спектакля «Тоже Я. Иркутск» инклюзивной театральной «Студии О», признанный гуру инклюзивного театра, лауреат «Золотой маски» Андрей Афонин. Трудно определить жанр того, что увидели зрители на большой сцене Псковского театра драмы. Вербатим? Театр-док?

Сам Андрей Афонин склоняется к термину «антропологический театр», то есть это некая практика, способная кардинально менять судьбу человека или, во всяком случае, его отношение к жизни. В принципе, изменение личности автора или исполнителя заложено в искусстве как таковом (разумеется, театр здесь не исключение), но то, что делает Афонин со своими актёрами, предстаёт не как субъективный опыт, а как зримый, даже наглядный результат, который можно увидеть на сцене.

«Тоже Я. Иркутск»

Внешне всё организовано как обычный спектакль: есть некий драматургически выстроенный сюжет, действующие лица, которые произносят свои монологи (в «Тоже Я. Иркутск» это семеро матерей особенных детей), есть сценография и музыкальное оформление, работа света, но внутри спектакля, в процессе его создания имеется другое: реальные биографии вот этих самых женщин, которые вышли на сцену. Они не профессиональные актрисы, а просто женщины, которым выпало судьбой родить детей с ДЦП или синдромом Дауна.

Фото «Тоже Я»Фото «Тоже Я»

После того как Андрей Афонин сделал спектакль «Тоже Я» в Москве, на сцене своего центра, он поехал в Иркутск, где повторил свой режиссёрский опыт: дал объявление о том, что ищет мам, готовых вынести свои жизненные истории на сцену, и, сообразуясь со специальными методиками и вопросами, собрал новый спектакль – уже с иркутским адресом. В Иркутске премьера состоялась осенью прошлого года. В Пскове на «Другом искусстве» зрители увидели четвёртый показ.

Фото «Тоже Я»Фото «Тоже Я»

Женщины одна за другой, очень разные, молодые и постарше, выходят на сцену и рассказывают о своих бабушках и дедушках, о своём детстве и взрослении, о первой любви и семейном опыте, часто неудачном, о житейских коллизиях; все эти истории развёртываются на фоне судьбы большой страны, которая тоже переживает взлёты и падения: застой, перестройку, гласность, крушение СССР, рыночные реформы Ельцина, приход к власти Путина. О смене эпох сигнализируют фрагменты песен: «Куда уходит детство» Пугачёвой или знаменитый хит дуэта Modern Talking. Жизнь страны неотделима от судеб женщин, которых ещё ждёт жизненная кульминация – рождение особенного ребёнка.

Фото «Тоже Я»

Фото «Тоже Я»

Это событие, с одной стороны, меняет всё, а с другой – является всего лишь новым и, как представляется, неизбежным эпизодом жизненного сценария, ещё одним проявлением трудного человеческого счастья. И зритель догадывается, или, вернее, чувствует, что этот внезапный поворот судьбы наших героинь, для всех них общий (рождение особенного ребёнка), совсем не случаен и имеется во всём этом и какой-то мистический отсвет, присутствие Провидения. Театр иногда пытается говорить о магическом, но в случае с «Тоже Я. Иркутск» эта мистика встаёт прямо за спинами самодеятельных актрис, потому что все их истории не выдуманные, а подлинные. И когда в финале мамы выходят на авансцену и начинают все вместе, в разброс или в унисон, говорить о своих детях, делающих первые успехи, возникает особый полифонический эффект: да ведь это образ всех мам России! У всех нас свои заботы и проблемы, и дети болеют не только врождёнными заболеваниями, и семейная жизнь у многих не складывается, и судьба страны всё так же отражается и ломается в отдельных личных судьбах её жителей – простых русских женщин и их мужей.

Театр родительских историй

– Мне давно интересен театр родительских историй, – рассказал мне художественный руководитель инклюзивного театра-студии «Круг II», режиссёр спектакля «Тоже Я. Иркутск» Андрей Афонин. – Я бы хотел, чтобы родители рассказывали своим детям о своей жизни. Это то, что у нас в обычной жизни не происходит. У нашего театра есть летние театральные лагеря, и вот там начиналась эта история: родители рассказывали своим детям о себе. А потом я предложил некоторым родителям: «Давайте сделаем из ваших сюжетов спектакль». В 2019 году мы такой спектакль в Москве сделали, он назывался «Тоже Я». В нём играло 12 мам. И поскольку спектакль был очень позитивно воспринят и зрителями, и театральной критикой, я счёл возможным предложить этот проект нашей дочерней иркутской «Студии О». В прошлом году мы этот спектакль сделали. В сентябре в Иркутске состоялась премьера. Спектакль был прекрасно принят публикой. Зрители были просто ошеломлены. Потому что никогда ничего похожего не видели.

– Расскажите подробнее о методике работы по созданию таких спектаклей. 

– Всё это личные истории мам. Темы неслучайные. Темы дал я. В спектакле много чего заложено. Всё не просто так, начиная с предков. И если внимательно вслушаться, можно увидеть, что у каждой мамы есть своя линия. К примеру, у одной из героинь бабушка никогда не вышла замуж. И она тоже не вышла замуж. У другой актрисы предки были цыгане, и все дети рождались с карими глазами. И вот у неё родилась девочка с синдромом Дауна с голубыми глазами. И она выпала из прежней линии жизни. Я не могу не заметить такие штуки. Мне интересна судьба человека. У каждого из нас она своя. От предков до нынешнего состояния. Мы как бы исследуем человеческие судьбы, которые все на самом деле предопределены. Всё это имеет какую-то чудесную подоплёку. Меня как автора, как художника всё это ужасно заводит. Потому что когда ты начинаешь выуживать все эти невыдуманные детали из потока, вдруг на нас обрушивается какая-то фантастика. Вот история про женщину, которая всё потеряла: мужа, деньги, бизнес, смысл жизни. Но обрела две тестовые полоски – беременность особенным ребёнком. И снова вернулась в жизнь. Такое придумать невозможно!

– В чём вы видите практическую задачу или главную идею таких инклюзивных фестивалей, как «Другое искусство» в Пскове?

– Про родителей особенных людей часто говорят: «Вот они замкнулись в себе». А ведь так зачастую и происходит. Прежняя жизнь как будто сломана, и человек отказывается от себя и совершает каждодневный подвиг. Да нет! Таких людей на самом деле много, и каждый может сказать: «Я – тоже». Происходит расширение пространства жизни. Вот в нашем спектакле удельный вес рождения особенного ребёнка по отношению ко всей жизни наших мам небольшой. Да, рождение особенного ребёнка меняет жизнь. Приходится от многого в жизни отказаться. Наши героини снимают обувь и надевают пиджаки. Они начинают новую историю. Но рождение ребёнка – «тоже Я». Ещё одно, следующее. В этом идея спектакля. Поскольку я давно занимаюсь инклюзивным театром, я понимаю суть того, что меня интересует как художника. Предки, детство, отношения с родителями, отношения с социумом. Разные этапы жизни через социализацию, через историю страны. Где-то про Брежнева, где-то про Путина. И это всё целостность. Важно видеть свою жизнь как путь. Вот было хорошо, а сейчас всё похерено и никакой жизни нет. Мои героини говорят: «Это не так!» Жизнь проявляется. Я занимаюсь антропологическим театром, то есть театром, который развивает человека. Мои актрисы в процессе создания спектакля менялись. Менялось их отношения к себе, к детям, к людям. И вот сегодня я смотрел на сцену и очень удивился: они очень свободны, очень спокойны, очень уверены в себе. Обычному зрителю всё это полезно и интересно. Люди открывают для себя грани какой-то другой, неизвестной им жизни. Это очень важно для сообщества родителей особенных детей. Потому что, условно говоря, у каждой социальной группы должен быть свой театр, который отражает те процессы, которые происходят внутри сообщества. И в этом смысле мы являемся как бы театром, в котором родители видят себя в зеркале. Для них это важно, чтобы принять свою жизнь и сказать: «И я такой же. И я тоже переживаю. Мне тоже трудно. И у меня есть понимание, что я не один. Благодаря тому, что я вижу на сцене, у меня появляются силы жить». И, может быть, стоит посмотреть на ситуацию по-другому? И сказать себе: а может, это и не беда вовсе?

Три выставки и легендарный Горшенёв

Завершился фестиваль вечером субботнего дня на территории Центра лечебной педагогики и дифференцированного обучения вернисажем и рок-концертом. В большом зале учебного корпуса зрителям представили сразу три экспозиции: выставку фотографий «Посмотри на меня» центра творческих проектов «Инклюзион. Школа. Орск», выставку рисунков «Я вижу», собранную из работ воспитанников социальных учреждений Пскова, и выставку картин из бисера слепой девушки из Брянска Карины Жаковой. Карина же озвучила и главную идею искусства особенных детей и особых людей: «Пусть искусство не имеет никаких рамок и ограничений».

Фото Андрея КокшароваФото Андрея Кокшарова

Эту же самую фразу юная художница и певица повторила, когда спустя всего полчаса вышла на концертную сцену, чтобы спеть несколько песен и джазовых стандартов. Вместе с ней в разогреве участвовал инклюзивный состав популярной псковской рок-группы «Отцы и дети» во главе с Вадимом Андреевым. После чего перед публикой предстали настоящие рок-звёзды из Санкт-Петербурга: легендарный Алексей Горшенёв (экс-«Кукрыниксы») и его музыканты, блестяще отыгравшие свою актуальную программу.

Фото Андрея КокшароваФото Андрея Кокшарова

Пятый, юбилейный фестиваль «Другое искусство» завершил свою работу.

Александр Донецкий

Источник: Псковское агентство информации

Дата публикации: 27 июня 2022