Наш тег в соцсетях: #drampush

«То чувство, когда над тобой запускают огромный огнемет» – Камиль Хардин о съемках в фильме «Огонь»

Актер Псковского академического театра драмы им. А.С. Пушкина Камиль Хардин рассказал о съемках в фильме «Огонь», который выходит на экраны 24 декабря.

Константин Хабенский, Камиль Хардин, Иван Янковский. Фото Камиля Хардина

При съемках героической драмы, фильма-катастрофы «Огонь» не погибло ни одного живого дерева, а вот огонь был самым настоящим. 24 декабря выходит в прокат фильм режиссера Алексея Нужного, в котором снимались Константин Хабенский, Иван Янковский, Роман Курцын, Ирина Горбачева и, что особенно приятно для псковичей, Камиль Хардин – артист Псковского театра драмы.

О двадцати съемочных днях, об ужинах в звездной компании, о ненастоящих деревьях и настоящем огне, положительной (до нецензурности) оценке своих проб на роль деревенского авторитета – в интервью с псковским актером Камилем Хардиным.

Супергерои по-русски

Фото со съемок фильма из личного архива Камиля Хардина

– Камиль, для начала расскажи немного про фильм «Огонь». Про что он и почему стоит его посмотреть?

– Фильм делали большие продюсеры, создатели «Движения вверх», «Экипажа», – это самые прибыльные в России киноленты после «Холопа». Его снимал талантливый молодой режиссер Алексей Нужный, который создал комедии «Я худею», «Обратная связь», короткометражку «Конверт» с Кевином Спейси в главной роли. Там невероятный кастинг: Хабенский, Янковский, Горбачева, Богданов, Добронравов, Кузнецов. Попасть в такой проект было для меня большим счастьем.

Это фильм про молодых пожарных, которые спасают деревню. Горит Карелия. Пожарные во главе с персонажем, которого играет Хабенский, отправляются туда. Фильм на самом деле обо всем: в нем есть и любовь, и дружба. Возможно, это просто фильм о любви – о любви к природе, к стране. Так случилось, что он снимался тогда, когда начались страшные сибирские пожары, и даже съемочная группа летала в Сибирь, чтобы отснять реальные кадры.

– То есть это такой отечественный вариант фильма про супергероев – про реальных супергероев, которые живут среди нас?

– Про супергероев, да. О живых, настоящих, без фантастики, наших супергероях, которые спасают множество людей, несмотря ни на что, рискуя собственными жизнями. В картине много, я надеюсь, трогательных моментов, которые говорят об этом.

Спасатель Хабенский и антигерой Хардин

Бекстэйдж со съемок фильма

– Но ты играешь не спасателя, а первого парня на селе?

– По сюжету главные герои-спасатели приходят в деревню, чтобы объявить об опасности, в разгар свадьбы. Я на этой свадьбе свидетель. И мой персонаж конфликтует с пожарными, потому что деревенские не понимают, что нужно уходить. Мой герой по-другому видит ситуацию: пришли какие-то молодые парни, соблазняют наших девок, один под гитару поет, другой мышцами своими играет (персонаж Ромы Курцына), и на этой почве у нас разгорается конфликт. И только когда огонь уже подходит близко, все понимают, что нужно бежать. По ощущениям от съемок кажется, что персонажи весь фильм бегут, хотя не знаю, сколько времени это займет в итоговом монтаже.

– Интересно играть плохого парня?                                                                                          

– Я не знаю, почему, но мне часто попадаются такие сценарии. За последний месяц мне прислали три сценария, где нужны условно парни-бандосы из 90-х, которые в кожаночке ходят, ствол за пазухой держат, машинами занимаются, их девочки любят. Хотя на одном проекте мне сказали, что у меня слишком милая внешность и психофизика. Пока у меня нет такого огромного багажа в кино, сложно делать какие-то выводы.

«Было очень жарко»

Кадр из трейлера к фильму. kinopoisk.ru

– У тебя было больше двадцати съемочных дней, хотя свою роль ты охарактеризовал как роль «третьего плана». Кажется, двадцать дней – это очень много?

– Вообще, это аномалия. В проектах, где у меня были роли второго плана или главная отрицательная роль, у меня было по десять съемочных дней, а здесь – больше двадцати. Но это очень большой проект, который делали талантливые люди – начиная от осветителей, актеров и композитора, заканчивая продюсерами и режиссером. Бывало, что мы в день снимали полсцены, потому что снять надо было очень хорошо. Много массовых сцен, спецэффекты…

– К вопросу о спецэффектах. В фильме очень много огня. Как это делалось?

– Раскрыть секреты я, конечно, не могу. В общем, использовали такие спецэффекты и такие декорации, которые, как нам сказали, в отечественном кинематографе еще не применялись. Лес настоящий не горел.

– А какой горел?

– Ненастоящий.

– А как это сделать?

– Ну вот так.

– Огонь-то настоящий?

– Огонь, конечно. Было очень жарко. В финальном трейлере показана сцена, где бежит толпа, а над ней нависло пламя. Над нами запускали очень большой огнемет, и это было, во-первых, страшно, а, во-вторых, очень жарко. «Раз», «два», и на «три» над тобой просто огромное пламя. Первая вещь, которая меня в жизни впечатлила и потрясла, – это океан. Вторая вещь – огонь на этих съемках. Я стою, и вокруг меня нет ничего, кроме огня. Когда вспоминаю эти ощущения, до сих пор мурашки идут по телу. Все вокруг горит, и нет ощущения, что это кино. Хотя за кадром очень много спасателей, пожарных, людей, которые тебе помогут, и всё безопасно.

Когда твои коллеги по цеху Хабенский, Янковский и Горбачева

Фото со съемок фильма из личного архива Камиля Хардина

– Ты уже не в первый раз снимаешься в кино со звездами. Какие у тебя чувства, когда ты встречаешься на одной съемочной площадке с лучшими отечественными киноактерами? Есть трепет, страх, волнение?

– Это интересный феномен. В первый день ты думаешь: «Вау! Это же он, как классно!» На второй день уже сдержаннее: «А, это же он!» А на седьмой день ты уже не думаешь, что это тот самый Хабенский, та самая Горбачева. Мы жили в одной гостинице и ужинали каждый вечер вместе. И вот я ужинаю, а рядом Ира Горбачева, мы едим пиццу и обсуждаем «Тикток». Константин Юрьевич оказался очень простым человеком, он постоянно подключался к диалогу, поддерживал беседу, интересовался очень по-свойски. И круто, что эта грань размылась, и осталось только понимание, что это мои коллеги по цеху.

– Все-таки нам отсюда кажется, что звезды бывают высокомерными.

– Вообще нет, наоборот. Вот Ваня Янковский – внук великого актера, – я был уверен, что он такой аристократ. Нет, совершенно простой парень. Не знаю почему, но он как-то ко мне проникся, мы с ним много говорили о кино. Я на момент съемок 99% не смотрел того, что смотрел он. И после разговоров с ним я составил себе список из примерно трехсот классических фильмов, которые я просто обязан посмотреть, иначе я не имею права разговаривать о кино и работать в этой сфере. А еще так получилось, что мы с Ваней играли в одну и ту же компьютерную игру и после съемок постоянно встречались в онлайне, чтобы вместе сыграть. Он очень простой и крутой. И как артист, и как человек.

Фото со съемок фильма из личного архива Камиля Хардина

– А как ты попал в фильм «Огонь»?

– Катя Молочная, известный человек в кинематографе, с которой мы познакомились на съемках у Дмитрия Месхиева, прислала мне сценарий и попросила выслать пробы на две роли – на ту, что в итоге сыграл Курцын, и на мою. В ответ она мне прислала скриншот с оценкой режиссера: «Восхитительно» (только матом).

– Фильм с твоим участием выходит в кинотеатре, это для тебя событие?

– Я вспомнил, в какой момент я захотел стать актером. Когда мы начали ходить в кинотеатр с одноклассниками (помню, смотрели «Гарри Поттера», «Сибирского цирюльника»), в один момент мне захотелось попасть туда, на экран, чтобы мои одноклассники приходили и видели меня там.

Конечно, для меня это событие, когда мои родители могут прийти в кинотеатр и посмотреть на своего сына на большом экране. Хоть чуть-чуть. Но мне всего 26. Всему свое время.

Беседовала Елизавета Славятинская.

Дата публикации: 22 декабря 2020