Улица Юбилейная

Доктор Чехов убрал стену между трагедией и комедией

150-летний юбилей Чехова в Псковском академическом театре драмы имени А.С. Пушкина встретили с шутками, а точнее – с драматическими шутками в двух действиях под названием «Юбилей». Поставил спектакль Вадим Радун.

В морозный вечер 28 января многие театралы предпочли отсидеться дома. Но все-таки в зале возникло оживление, причем еще до начала спектакль. Какой-то неутомимый зритель, воспользовавшись присутствием на сцене официальных и неофициальных лиц, принялся задавать неудобные вопросы с места, а потом даже навязал дискуссию: можно ли называть Чехова зрелым писателем?

Зато наш театр упрекнуть в незрелости нельзя. Он живет и не умирает уже более ста лет, время от времени обращаясь к творчеству нынешнего юбиляра. Не всегда это выходит удачно. То ли Чехов не дорос до псковского театра, то ли псковский театр – до Чехова.

«Юбилей», основанный на двух чеховских шутках («Медведь» и «Предложение») и одном драматическом этюде («Лебединая песня»), начался неторопливо и первоначально напоминал часы, из которых вынули пружину. Первая искра пролетела только тогда, когда Елена Ивановна (Галина Шукшанова) и Григорий Степанович (Юрий Новохижин) сели на один стул. Галине Шукшановой досталась роль Елены Павловны – вдовушки с ямочками на щеках: «Молодой, красивой, кровь с молоком…» Вжиться в такую роль было непросто.

Возрастное несовпадение вышло и с ролью Ивана Васильевича Ломова. Его тоже сыграл Юрий Новохижин (Ломову у Чехова – 35 лет). Однако во втором действии шуток и драматических эпизодов стало гораздо больше. Оксана Никонова в роли Натальи Степановны, облачившись в подвенечное платье, с удовольствием вошла в роль. Сергей Попков, до перерыва горбившейся в роли хрестоматийного лакея Луки, расправил плечи и предстал бравым помещиком Чубуковым с саблей. С саблей на боку он смотрелся значительно убедительнее, чем с лакейскими бакенбардами на щеках.

Происходящее на сцене напоминало бенефис Юрия Новохижина, который как народный артист обладает достаточным количеством актерских штампов и ниже своего уровня никогда не опускается. Он действительно способен сыграть и напористого «медведя», и дрожащего Ломова. Но больше всего ему подошла роль старого актера Светловидова. Щедрый Антон Павлович Чехов позволил Светловидову на несколько секунд обратиться и к Пушкину, и к Шекспиру.

Когда Светловидов, декламируя «Короля Лира», вместо короны поставил себе на голову перевернутый табурет, стало понятно: спектакль нельзя назвать провальным. В нем нет упругой часовой пружины, но есть песок из песочных часов, и он движется. Многие вещи – оправданы и логичны.

Герои Чехова то и дело мелочатся, размениваются по пустякам, не замечают простых вещей и впадают в крайности. Но, как правило, делают это без надрыва, буднично. Доктор Чехов убрал стену между трагедией и комедией и разрешил смеяться и плакать в тех местах, где захочется.

Источник: Псковская правда, 3.02.2010