Политика абортов: почему в псковском театре решили поставить китайскую трагедию

О том, что поразит зрителя в «Лягушках», пекинской опере на псковской земле и неоднозначности главной героини — в интервью «МК в Пскове» с арт-директором псковского драмтеатра и автором инсценировки к спектаклю Андреем Прониным.

Спектакль «Лягушки» станет премьерой Псковского академического театра драмы имени А. С. Пушкина уже через неделю. Впервые на псковской сцене зазвучат китайские мотивы, а зритель погрузится в одну из важнейших проблем Поднебесной второй половины прошлого века. Ограничение рождаемости в китайской провинции гости театра увидят глазами лауреата Нобелевской премии Мо Яня. Рассмотреть главные смыслы им поможет режиссер спектакля Никита Кобелев.

СПРАВКА

Действие романа «Лягушки», как и большинства произведений Мо Яня, происходит в уезде Гаоми провинции Шаньдун, причем на протяжении более чем пятидесяти лет – с 1950-х до начала XXI века. Необычайно одаренная акушерка Вань Синь становится беспощадным борцом за ограничение рождаемости. Там, где прежде звучал первый крик новорожденного, теперь голосят несчастные матери, принужденные к абортам. Меняются эпохи и политические повестки, на их фоне причудливо преломляются, а то и ломаются судьбы людей. Вместе с муками совести старую Вань Синь преследуют полчища дьявольских лягушек, в которых превратились сотни убитых ею эмбрионов. А может быть, это только художественный вымысел, сцены из пьесы, которую пишет честолюбивый драматург Кэдоу, мечтающий о славе Жан-Поля Сартра…

Информация предоставлена Псковским драматическим театром имени А. С. Пушкина

– В эфире «ПЛН.FM» Вы рассказали, что идею поставить спектакль по произведению китайского автора театр вынашивал несколько лет. С чем связано обращение к Китаю? Почему не сделали этого раньше?

– Не могу сказать, что этого у нас совсем не было раньше. Допустим, несколько лет назад у нас выходил спектакль «7 самураев», который был навеян фильмом Акиры Куросавы [японский кинорежиссёр, сценарист и продюсер – прим.ред.]. В разное время мы обращались к разным культурам — у нас есть спектакли по английской и по французской классике… Конкретного стремления сделать что-то китайское у нас изначально не было.

Но сложилось так, что это была моя давняя мечта — поставить спектакль по роману Мо Яня. Собственно, идея, что это был бы интересный материал для театра, возникла после того, как автор получил Нобелевскую премию (тогда его произведения в подавляющем большинстве еще даже не были переведены на русский язык). Я подумал, что это была бы эксклюзивная история – Китай у нас как-то «обижен», его российский театр избегает.

 

Нобелевский лауреат Мо Янь / Фото: Синьхуа

Затем, когда я стал работать в псковском театре, эта идея всё еще была со мной. К этому времени я прочитал Мо Яня, полюбил его. После я определился с текстом, по которому можно было бы написать инсценировку. А сейчас это еще и совпало со сближением двух стран. Но мы этого не подгадывали — работа над спектаклем ведется уже на протяжении двух лет!

– «Лягушки» стали первой инсценировкой, которую вы написали для псковского театра. Сколько времени у вас ушло на это?

– Это сложный вопрос. Бывает, ходишь по улицам, стоишь во дворе театра, куришь, и попутно что-то придумываешь... Здесь вопрос в том, сколько времени ушло на то, чтобы записать, что было придумано в голове. Это около полутора месяцев.

– Почему именно это произведение Мо Яня легло в основу спектакля?

– С Мо Янем так вышло, что сначала я узнал о его романе «Страна вина». Я прочитал в журнале «Афиша» рецензию на еще не вышедший роман и мне ужасно понравилась идея и история этого романа. Я мечтал написать инсценировку по этому роману. Но так как в «Стране вина» практически ничего не происходит, и всё, что там описано — это сны или галлюцинации действующих лиц, то сделать это мне не удалось.

Книги Мо Яня только недавно начали переводить на русский язык / Фото: Псковский драмтеатр

После вышли в свет другие романы Мо Яня, «Устал рождаться и умирать», например. Очень масштабные книги — эпопеи в тысячу страниц, их тоже уложить в рамки спектакля было бы сложно. А вот «Лягушки» — это книга с понятной линейной историей, произведение не очень большое по объему, поэтому оно гораздо лучше подходит для спектакля.

Кроме того, в романе много интересных тем, и одна из них, как ни странно, тема театра. Главный герой Кэдоу пишет пьесу и с удивлением обнаруживает, что чем дальше он ее пишет, тем сильнее меняется мир вокруг него. Его знакомые — персонажи пьесы — начинают вдруг вести себя, как в театре. Так здесь поднимается тема взаимоотношения автора и его персонажей, совсем как у великого итальянского драматурга Пиранделло. Это мне оказалось близко.

– В целом ряде спектаклей драмтеатра заметно обращение к семейным ценностям, к «детскому» вопросу. Эта тема особенно ярко видна в постановке «Сережа очень тупой». В «Соседях» тоже в центре внимания оказывается семья. Теперь этот вопрос будет затронут и в «Лягушках». Как, по-вашему, это ответ театра на то, что современная молодежь гораздо позже обзаводится семьей?

– Это каждый может понимать по-своему. В мировом искусстве тема семьи так или иначе возникает, обойти ее трудно. Разве что в «Робинзоне Крузо» можно обойти эту тему... Но действительно, спектакли «Лягушки» и «Сережа очень тупой» были придуманы в параллель (и там, и там поднимается тема абортов и деторождения). Если спектакль «Сережа очень тупой» мы определяем как демографическую комедию, то «Лягушки» задумывались как демографическая трагедия. Это правда.

Если кто-то из этих спектаклей сделает для себя выводы о необходимости создания семьи и обзаведения потомством, мы будем только рады. Но «в приказном порядке» телеграмм в зал, чтобы люди срочно приняли меры — такого, конечно, нет.

– Какими будут отношения человека и социума в «Лягушках»? Общество диктует свои правила, заставляя главную героиню Вань Синь соблюдать их? Или наоборот, героиня решает встать выше общества и начать повелевать судьбами толпы?

– Это хороший вопрос, и на него стопроцентного ответа в романе нет. Мо Янь — хитрый автор. У него действие происходит в Гаоми (провинция Шаньдун)— его родном местечке. И в «Лягушках» один из героев говорит, что подобное [ограничение рождаемости — ред.] происходит не везде, а только у нас в провинции — «Это политика твоей тетушки!» Поэтому мы не до конца понимаем, что же нам описывает Мо Янь. Это общая панорама того, что происходило в Китае, или же это частные случаи «перегибов на местах»? Каждый видит по-своему.

Однако когда человек начинает говорить от имени государства и берет на себя ответственность с большим рвением проводить государственную политику, только кажется, что он снимает с себя личную ответственность. На самом деле, никуда его личная ответственность не девается, и главная героиня Вань Синь несет на себе это бремя.

– Вань Синь — однозначно «злой гений», или же ее можно понимать и ей можно сострадать?

– Ей придется сострадать. Ведь даже половина текста романа посвящена мукам ее совести. И спектакль про то же. Придется как-то входить в ее положение. С другой стороны, может возникнуть вопрос, насколько искренне ее раскаяние. И мне бы хотелось, чтобы такой вопрос возник у нашего зрителя.

 


Линда Ахметзянова в белом платье в спектакле "Зойкина квартира" / Фото: Псковский драмтеатр

В целом же, как говорили основоположники театра: «играешь злого — ищи, где он добрый». И в спектакле Никиты Кобелева будет не «плакатный», а достаточно сложный, неоднозначный образ Вань Синь. Тем паче, что играет ее замечательная актриса Линда Ахметзянова, которой под силу передать многомерность и противоречивость героини.

Линда Ахметзянова - многоплановая актриса (на фото - роль в детском спектакле "Слон и птичка") / Фото: Псковский драмтеатр

– В эфире «ПЛН.FM» вы говорили, что ваши научные консультанты — в частности первый заместитель декана восточного факультета СПбГУ Алексей Родинов — при необходимости может позвонить самому автору романа Мо Яню и уточнить какие-то детали. Требовались ли в действительности такие звонки?

– На самом деле с самим автором не так просто связаться, гораздо проще выйти на связь с его дочерью. Но, конечно, помощь консультантов для нас была очень важна. И Алексей Анатольевич Родионов (переводчик с китайского и специалист по китайской литературе) подсказывал нам нюансы от каких-то простых вещей до исторически важных.

Например, нужно было развесить плакаты с лозунгами соответствующего времени. Изначально художник Нана Абдрашитова планировала разместить лозунги из тех, что нашла в интернете. Но ведь нужно, чтобы это были актуальные именно в 1950-х годах вещи, подходящие по смыслу. Сложность в том, что среди театральных деятелей очень немногие люди знают китайский язык.

Интерес к китайской культуре стал возрастать в последние годы / Гравюра Ци Байши

Консультанты работали с режиссером и над пониманием текста. Если возникали какие-то сложности с историческими деталями и с восприятием того, зачем и почему описывается определенное явление, постановщик мог обратиться к консультанту.

А Екатерина Морозова из ГИТИСа очень помогла нам с постановкой пекинской оперы (это такой особый ритуальный театр в Китае). У нас в спектакле будут вставки этого представления. Конечно, мы сами не знаем жанра пекинской оперы — у нас он отсутствует, мы никогда его не видели. Здесь нужно было понять, что за движения нужно воспроизводить, и каков их смысл.

Пекинская опера - особый жанр сценического искусства / Фото: chinareisen.com

– Для чего будут введены сцены пекинской оперы? Почему решили сделать такую компиляцию?

– Это нужно для того, чтобы изобразить сцены из пьесы, которую создает Кэдоу внутри произведения. Сцены из пьесы должны быть решены иначе, не как сцены, которые составляют основу спектакля. Хотя, по секрету вам скажу, к концу спектакля это смешивается в одно неразличимое действие.

Псковичи увидят незнакомую им пекинскую оперу / Фото из открытых источников

– Понятно, что сцены традиционного китайского театра будут показаны в традиционных костюмах. А как будет проходить основная часть спектакля? Создавались ли специальные костюмы для обыгрывания повседневной жизни китайцев середины XX века?

– Эти сцены играются в костюмах, которые (по утверждению художника по костюмам Наны Абдрашитовой) могли носить жители Китая в тот период. Здесь ищутся подобные вещи.

СПРАВКА

Артист труппы псковского театра Максим Плеханов отметил, что его костюм сделан из Ангоры и действительно очень схож с одеждой 1950-х годов. На подкладке пиджака даже сохранились соответствующие ярлыки.

– У нашего театра достаточно разноплановые спектакли в плане декораций. Есть постановки с обилием предметов на сцене, есть и очень минималистичные. Каким в плане декораций будет этот спектакль?

– В этом спектакле все достаточно масштабно. Пока что сказать, как это будет выглядеть из зала, не могу — мы еще не видели окончательную сборку. Но могу уверить читателей, что создание этого всего было очень трудоемко и сложно. В декорациях и костюмах много элементов, которые смогут удивить зрителя. Надеюсь, что будет ярко, красиво, содержательно и зрелищно!

– Что можно сказать о музыкальной составляющей спектакля? Будут ли наши поющие и играющие на разных инструментах актеры что-то исполнять сами?

– Петь в спектакле никто не будет. Прозвучит только инструментальная музыка. Для исполнения некоторых мелодий музыканты даже специально заказывали аутентичные китайские инструменты.

В целом, китайской музыки будет много. Ее выбирал режиссер Никита Кобелев. Это будут те мелодии, которые звучали в Китае с 1950-х годов по начало двухтысячных.

Лягушка - значимый образ в китайской и японской культуре / Гравюра Рюрюкё Синсай

 

 

 

 

– Спектакль включает в себя достаточно обширный период истории, много действия — из-за этого он будет длиться больше 3 часов и иметь два антракта. Как, по-вашему, выдержит ли зритель такое глубокое погружение в искусство?

– Это мы посмотрим. Какой-нибудь обязательно выдержит, я считаю! Наоборот, мне кажется, что два антракта позволят спектакль сделать более легким для усвоения, чем спектакли с одним антрактом и длинными актами (как, например, «Дядя Ваня», где первый акт длится 1 час 50 минут).

– Понравится ли представление зрителю, учитывая, что часто псковичи настроены на поход в театр как на развлечение, а не как на интеллектуальный и эмоциональный труд?

– Это всегда очень индивидуально, трудно программировать. Например, бывают спектакли экспериментальные, в которых два часа никто не говорит ни слова, а только сидит и кашляет. Понятно, что такой спектакль понравится только знатоку, который увидит в этом какой-то месседж [послание – прим.ред.], смысл, медитацию или вызов обществу.

Что касается «Лягушек» – это будет история нарративная, с сюжетом (смею надеяться, увлекательным). История понятная — не надо быть семи пядей во лбу, чтобы разобраться, о чем речь. Поэтому я надеюсь, что большинству зрителей спектакль понравится.

Ну а всем зрителям никакой спектакль не нравится. Недавно, когда шел спектакль «Пигмалион», я подошел в антракте посмотреть, как работает буфет. И, смотрю, выходят человек 20 недовольных и уходят — всегда будет зритель, которому спектакль «не зайдет». Конечно, на серьезных спектаклях мы теряем больше зрителей. Но даже на самом кассовом, самом легком, самом комедийном, обязательно найдется человек, который напишет жалобу.

Оценить спектакль «Лягушки» и сформировать свое мнение о нем зрители смогут в премьерные дни - 19 и 20 апреля. Затем постановка плотно войдет в афишу театра, и вновь увидеть ее можно будет 28 апреля, 31 мая и 1 июня. Приятного погружения в тонкий, хотя порой и довольно жесткий мир Востока!

Авторы: Екатерина Мазепина корреспондент

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Источник: МК Псков

Дата публикации: 13 апреля 2023

14 апреля 2024
11:00
воскресенье
0+

«Год Жирафа»

Маленький театр
14 апреля 2024
13:00
воскресенье
0+

«Год Жирафа»

Маленький театр
14 апреля 2024
19:00
воскресенье
12+

«Ионыч»

Малая сцена
16 апреля 2024
18:30
вторник
18+

«Лягушки»

Большая сцена
17 апреля 2024
19:00
среда