Смотрите, кто остался!

Юрий Кобец о фестивале «Балтийский дом»

Фрагмент выставки “Алхимия Някрошюса”. Фото П.НАЗАРОВОЙ

Фрагмент выставки “Алхимия Някрошюса”. Фото П.НАЗАРОВОЙ

Осень, Александровский парк, большой баннер “Балтийский дом. Театр нашего времени” и сам театр за ним – место действия не меняется вот уже тридцать два года. Всегда на границе сентября-октября здесь проходит Междуна-родный театральный фестиваль, театр собирает, согласно названию, лучшие спектакли из Литвы, Латвии, Эстонии, Беларуси, Финляндии, Швеции, Германии, а иногда продвигается по карте и дальше от балтийского региона. Москва всегда присутствует – по-видимому, как родственница. Оглядка на прошлые тридцать два года уже тянет на увесистый том воспоминаний.

Как и все кино- и театральные фестивали последнего года, “Балтийский дом” лишился зарубежной программы по не зависящим от театра причинам. Не приехал Люк Персеваль, постоянный участник “Балтийского дома”, с варшавскими “Тремя сестрами”. Не приехали два спектакля Оскараса Коршуноваса из Литвы и Испании. Следующим этапом разочарований была отмена нескольких отечественных театральных хитов по так называемым “техническим причинам”.

В начале основной программы фестиваля и в ее финале на афише значилось имя Михаила Булгакова. Два режиссера – Евгений Корняг в Минске и Антон Федоров в Пскове – почти одновременно обратились к двум очень похожим булгаковским рассказам – “Записки юного врача” и “Морфий” соответственно.

При всей самостоятельности и оригинальности режиссерских интерпретаций общего в постановках оказалось гораздо больше, чем различий. Спектакли Корняга и Федорова – почти братья-близнецы, и оба талантливы. В одном доктора Полякова сопровождает его возлюбленная, оперная певица, приехавшая с ним из Москвы и тенью следующая за ним – к ней он обращает постоянный внутренний монолог. В псковском спектакле юный врач двоится: в качестве “альтер эго” выступает доктор Поляков из будущего рассказа (персонажи псковской истории, такой же фантасмагорической, общаются одновременно с двумя врачами, не видя между ними различий). Оба режиссера сдвигают время действия к октябрьскому перевороту, в одном из спектаклей даже называют дату – 1918 год. В обеих постановках звучит Вертинский, в обеих присутствуют куклы как бесконечные пациенты на столе хирурга. Можно найти еще много деталей, устраивающих перекличку между спектаклями.

Театральное “приключение” с двойниками на фестивале еще раз повторилось – были показаны две версии “Ревизора”: театра “Сатирикон” и Театра кукол Карелии. Но здесь обнаруживается двойничество несколько иного толка. Режиссер Игорь Казаков не первый раз успешно соединяет на площадке драматического актера и живой план с куклой. На этот раз с художником Татьяной Нерсисян они придумали забавных и смешных чиновников-головастиков: из головы состоит почти весь персонаж – ноги, руки, сюртуки и галстуки почти не заметны. В спектакле много визуальных находок: две крупные черные крысы с красными светящимися глазами, терзающие сознание Городничего по ночам, неестественно большие клопы, задорно бегающие по стенам, само пространство гостиной – перекошенное, с покатым полом, под которым Антон Антоныч прячет толстенную пачку банкнот.

К финалу выдумка и фантазия, увы, иссякают – режиссер, судя по всему, был больше озабочен сокращением пятиактной комедии до двухчасового действия. Но оставшийся гоголевский текст был прекрасен, услышать его в который раз было занятием совсем не лишним, тем более что в спектакле “Р” в постановке Юрия Бутусова в “Сатириконе” он почти не звучал.

Давно известно, что бутусовские спектакли – это полет безудержной фантазии, режиссерские находки, бьющая через край актерская энергия и кураж. Пишущим о его работах нередко приходилось отправляться в театр по второму разу: увидеть и запомнить все с одной встречи нереально. (Спектакли “тихие”, лаконичные и сдержанные, подобные “Сыну” в РАМТе – скорее исключение.)

Спектакль Юрия Бутусова крепко привязан к жизни – здесь, сегодня, сейчас – уникально внутренне изменчив и подвижен, так что он, скорее всего, бесконечно меняется. Я уверен, что, соберись вместе три человека – кто видел его на премьере в Москве в январе 2022 года (см. “ЭС” № 3, 2022), кто сегодня в Питере, и кто увидит его, к примеру, в декабре, накануне 2023 года – рассказ будет о трех разных событиях.

Без изменений, скорее всего, останется блестящий актерский ансамбль и дуэт Тимофея Трибунцева и Константина Райкина. Да он и возник не вчера. Несколько лет назад в репертуаре “Сатирикона” появился “Дон Жуан” Мольера, где вопреки ожиданиям публики художественный руководитель “Сатирикона” сыграл не заглавную роль, а слугу Сганареля. Сегодня Константин Райкин повторил тот же трюк, выбрав не Городничего, а Хлестакова, чем заставил многих удивиться и задуматься.

Движение театра, в кои-то веки, от Антона Палыча, от бесконечных “дядь Вань”, “садов вишневых” и еще более многочисленных “сестер Прозоровых” к Булгакову и Гоголю не может не радовать, так как режиссеры говорят новое, свое, о государстве российском. Не хватило для компании Сухово-Кобылина! А он есть и почти рядом: в том же “Балтийском доме” ровно год назад сыграли “Смерть Тарелкина” в режиссуре Оскараса Коршуноваса, а месяц тому на фестиваль “Александринский” Псковский театр драмы показал очень любопытную постановку по той же пьесе Хуго Эрикссена.

Кама Гинкас, частый гость в Санкт-Петербурге, на сей раз привез три постановки молодых режиссеров, лично предваряя показы. Все три работы маркировались как “Генриеттта Яновская и Кама Гинкас представляют…”. Из трех спектаклей, сыгранных в 91-й комнате “Балтийского дома”, точно воссоздававшей знаменитую “белую комнату” МТЮЗа, – “Семья Грей” по малоизвестному рассказу американца Ш.Андерсона, “Пятая печать” (постановка Елизаветы Бондарь) по слишком знаменитой, благодаря фильму З.Фабри, повести венгра Ф.Шанты и “Человеческому голосу” Ж.Кокто (постановка Виктории Арчая) – наиболее убедительным показался первый спектакль, работа Андрея Гончарова. Умение работать с актером и высказываться через актера – редчайшее сегодня режиссерское качество, которым Гончаров обладает. Все три вечера убедили в одном – за актерское будущее МТЮЗа можно не беспокоиться.

Как ни странно, но чуть ли не главным для автора этих строк на фестивале событием стали три “белорусских дня”, включавшие два дня читок новых белорусских пьес и спектакль “Камень глупости” по пьесе Константина Стешика Республиканского театра белорусской драматургии из Минска (см. “ЭС”, № 7, 2022). Должен заметить, что все прочитанные пьесы – “Ты найдешь Алису под старым снегом” Алены Иванюшенко, “Экстерминация” Ксении Шталенковой, “Друг мой” Константина Стешика (только что выпущена в МХТ имени А.П.Чехова в постановке Петра Шерешевского) и “Катапульта” Дмитрия Богославского – почти готовый спектакль читавших ее актеров “Балтийского дома”, – несколько отличаются от известной нам российской “новой драмы”. Российские драматурги обычно выбирают пограничные ситуации в жизни своих героев – криминальные, трагические (с суицидом, семейными полукровавыми разборками и т.д.), а белорусы смотрят на своих героев более спокойно, но под увеличительным стеклом, обращая внимание на мельчайшие подробности: слово, фразу, незаметный вздох… Все герои катастрофически одиноки, и этого никак не изменить.

Вывод подтвердил спектакль Дмитрия Зимина “Камень глупости”, предварявший читки. Герой Максима Брагинца стоит перед выбором – как прожить день, сегодняшний, завтрашний и всю оставшуюся жизнь. “Камень глупости” напоминает ранние черно-белые фильмы Антониони, особенно “Приключение”. Почти пустое пространство сцены, лишь кресло, табуретка, картонный ящик и свет, полноценное действующее лицо этого повествования. Именно свет сценографа Алены Игруши водит героя от забытого отца к одинокой матери, к давнишним друзьям, четко разделяя жизнь на “до” и “после” больницы, вынуждая выбирать новую модель существования, начинать жизнь с нуля. Минимализм и лаконизм режиссерского языка завораживают, их впору сегодня принять за авангард. Такого единения автора и спектакля, драматурга и режиссера давно не приходилось видеть.

Все помнят пьесу Владимира Арро “Смотрите, кто пришел!”, сегодня, и не только в связи с заменами в афише фестиваля “Балтийский дом”, впору перефразировать известного драматурга и воскликнуть: “Смотрите, кто остался!” Наше время (фестиваль проходил под девизом “Театр нашего времени”) оказалось не просто сложным, а безмерно сложным. И среди множества проблем – смена поколений режиссуры на авансцене отечественного театра. Она сегодня – архиважная. Сначала ушли гиганты, потом мастера (здесь список у каждого свой), а в финале – спектакли оставшихся сегодняшних лидеров. “Балтийский дом” в этот раз представил режиссеров, не первый год работающих в театре, но для города – новых людей: впервые Дмитрия Зимина и Андрея Гончарова, второй раз появились Антон Федоров, Игорь Казаков и минчанин Евгений Корняг, фаворит зрительских симпатий прошлогоднего фестиваля, а также успевший поставить по спектаклю в Петербургском ТЮЗе и Александринке Никита Кобелев с “Новаторами”, прописанными в столичном Театре имени Вл. Маяковского.

Мы присутствуем при смене поколений в отечественном театре, результаты которой предвидеть сегодня практически невозможно. Остается – отдаться течению этой театральной реки и ждать – это наша профессия.

Как раз об этом напомнила замечательная выставка в фойе театра “Алхимия Някрошюса”, посвященная 70-летию режиссера. Молодые художники Роман Муромцев (он не только художник, но и режиссер) и Екатерина Гофман, которые, в силу возраста, не видели на сцене ни “Квадрата”, ни “Пиросмани, Пиросмани”, сочинили к фестивалю выставку, удивительно передающую дух спектаклей Эймунтаса Някрошюса, атмосферу мыслей и чувств этого замкнутого и молчаливого человека. Можно сказать – обнажили, как никто до них. Они ввели нас в пространство его работ, в эмоциональный, почти бессознательный мир – ничего конкретно не цитируя и не обыгрывая, а дав волю своей фантазии и интуиции. И сразу вспомнились “Дядя Ваня”, “Моцарт и Сальери. Дон Гуан. Чума”, “Три сестры”, “Гамлет”, “Макбет” и “Отелло”. У “Балтийского дома” с Някрошюсом своя, почти бесконечная, история дружбы. Спасибо талантливым людям, что напомнили нам об этом.

Юрий КОБЕЦ

«Экран и сцена» № 23 за 2022 год

Источник: Газета «Экран и сцена»

Дата публикации: 1 декабря 2022

14 апреля 2024
11:00
воскресенье
0+

«Год Жирафа»

Маленький театр
14 апреля 2024
13:00
воскресенье
0+

«Год Жирафа»

Маленький театр
14 апреля 2024
19:00
воскресенье
12+

«Ионыч»

Малая сцена
16 апреля 2024
18:30
вторник
18+

«Лягушки»

Большая сцена
17 апреля 2024
19:00
среда