Зачем киноактеру театр и почему сниматься в сериалах нескучно – интервью с новым артистом Псковского театра драмы Максимом Митяшиным

О том, что Машков и Хабенский «не галочки в резюме, а партнеры» и о том, что делать, когда не имеешь никакого представления о своем будущем – в интервью с Максимом Митяшиным. Увидим артиста на сцене в марте и апреле в спектаклях «Бовари», «Ревизор», «Отелло».

Максим Митяшин. Фото: Иван Митревич

Артист театра и кино Максим Митяшин переехал из Москвы в Псков и впервые в жизни поступил на службу в репертуарный театр. Разительные перемены, кажется, в его стиле: в 26 лет, подбираясь к вершине карьеры в ресторанном бизнесе, он решил начать все с чистого листа и… подал документы на актерский курс. Теперь же, несмотря на свою востребованность в кинопроектах, приехал в Псковский театр драмы.

«Митяшин, иди» 

Спектакль "Арлекиниада"

 Максим, вы переехали из Москвы в Псков, вы впервые в жизни поступили на службу в репертуарный театр. Что вас к этому подтолкнуло?

– Три года назад я ушел из театра Вадима Демчога «Арлекиниада» в Москве, и у меня остался только один спектакль в Петербурге – «Преступление и наказание» «Небольшого драматического театра». За три года я соскучился по большой сцене, по большому зрителю. Когда ты уходишь со сцены, а вслед тебе кричат «Браво!» или наоборот, полторы тысячи человек замолкают в изумлении – это наркотик. В этот момент ты понимаешь, что умеешь работать со зрителем, умеешь с ним разговаривать. Сейчас я выхожу на сцену и проверяю: а я еще умею разговаривать со зрителем?

Я приехал сюда за новым опытом, актерским и человеческим, за новыми ролями, за новыми партнерами и перспективными режиссерами. С точки зрения актерской профессии это заманчивое предложение.

– Как в вашей жизни появилась актерская профессия? Вы не из тех, кто мечтал о театральном институте, и в профессию пришли не сразу…

– Перефразируя слова моего персонажа из спектакля «Закрой глаза и смотри»: «В жизни любого человека наступает момент, когда будущее просто исчезает». В моей жизни этот момент наступил. Мне было 26 лет, я работал управляющим в одном из лучших ресторанов Петербурга и осознал, что впереди пустота. Я стал искать себя в разных сферах, в том числе начал заниматься актерским мастерством. В качестве тренинга преподаватель поставил передо мной задачу – пройти вступительные испытания на курс Льва Эренбурга. И меня взяли вольнослушателем. Спустя полгода поступило приглашение стать студентом курса. Месяц я в панике бегал по монастырям и церквям, и мне хотелось, чтобы разверзлись небеса, и Господь Бог самолично мне сказал: «Митяшин, иди». И через месяц Господь Бог устами моей подруги сказал мне: «Не понравится – уйдешь. Иди». И я пошел.

«Машков и Хабенский – это не галочки, это партнеры» 

Кадр из сериала "Охота на дьяволов"

– Вы снимались в полусотне кинопроектов. Разговор о кино хотелось бы начать с провокационного вопроса: есть мнение, что сниматься в сериалах скучно. Так ли это?

– Когда ты едешь по лесу за рулем автомобиля «Мерседес» 1936 года выпуска, когда ты везешь на себе пачки бутафорской крови, и у тебя только один дубль, чтобы все это вовремя взорвалось – это нескучно. Когда ты летаешь на съемки в новые города – это нескучно. Когда твой персонаж на протяжении четырнадцати серий в кадре практически ничего не говорит – это нескучно, это вызов, это по-актерски любопытно. 

Дело в том, что есть разные продукты, сериалы для разной аудитории. «Карамора» Козловского, «Содержанки» и «Большая секунда» для платформы Start, «Эпидемия» и «Перевал Дятлова» для «ТНТ» – это сериалы на уровне большого кино с отличным сценарием, с невероятными актерскими работами для более изощренной, придирчивой аудитории. В то же время нельзя списывать со счетов телевизионный формат, который востребован в нашей стране: когда между нарезкой салатов и вечерним чаем домохозяйки включают «Домашний», «ТВЦ» или «Россию» и следят за любовными перипетиями, мы тут уже говорим просто о других потребностях аудитории. А я как представитель профессии выбираю: сниматься или не сниматься. А если я снимаюсь, халтуры я себе не позволю.

– Вашими коллегами на съемочной площадке были такие звезды, как Безруков, Хабенский, Машков, Депардье. Что для вас значит такое партнерство: опыт, пример для подражания, галочки в резюме?

– Работать с сильным партнером, медийным или немедийным, наблюдать за его мастерством, – это удовольствие. Это артисты, которые десятки лет не выходят из топа не просто так. Это видно на площадке: это сильные партнеры, которые знают, что делают. Я вспоминаю четырехминутный монолог Дмитрия Поднозова в сериале «Охота на дьявола», это был шестой или седьмой дубль, мы были вдвоем в кадре: он – лицом, я – спиной, и я слушал его с открытым ртом (в прямом смысле), я восхищался уровнем его мастерства. Это просто «Боинг-777». Я еще кукурузник: я умею летать, но грузоподъемность не та. А это огромный «Боинг». 

И, да: Машков и Хабенский – это не галочки в резюме, это партнеры.

Кадр из фильма "Батальонъ"

– «Батальонъ» Дмитрия Месхиева – это один из первых масштабных проектов в вашей карьере, линия вашего персонажа Василькова проходит сквозь всю киноленту. Расскажите о знакомстве с Месхиевым и о съемках фильма «Батальонъ».

– Первая сцена фильма: на вокзал приезжает поезд, четыреста человек массовки, чемоданы, суматоха… а вся сцена построена вокруг моего персонажа. Это огромная ответственность и при этом незабываемые впечатления.

Мой персонаж Васильков на момент кастинга был эпизодическим, с ним было всего 2-3 сцены. Меня утвердили по фотопробам. Но затем сценарная группа расширила его до линейного персонажа. И режиссер Дмитрий Месхиев, который меня на эту роль не пробовал, который не знал меня как артиста, ходил и, как мне казалось, внимательно присматривался ко мне. А через несколько дней он сказал на площадке: «Митяшин, ты хороший артист. Я за тобой слежу».

– И следил он за вами вплоть до сегодняшнего дня, пока вы не оказались в нашем театре?

– Во время карантина наши пути снова сошлись. Мы вместе делали пробы в группе «Частный кастинг» в «Фейсбуке» (это профессиональное сообщество для режиссеров, сценаристов, актеров). Благодаря пробам, которые мы записали вместе, я попал в короткометражный фильм известного сценариста Ильи Тилькина «Звезда». Через пару месяцев Дмитрий Месхиев предложил мне поучаствовать в его новом фильме «Хорошие девочки попадают в рай». Такая получилась цепочка сотрудничества вплоть до приглашения в театр.

«Кричали женщины: ура! И в воздух чепчики бросали…»

Сцена из спектакля "Ревизор". Фото: Игорь Ефименко

– У вас был один выход на зрителя в псковском театре в спектакле «Ревизор». Поделитесь впечатлениями от ввода и от встречи со зрителем.

– Роль Городничего актерски оказалась невероятно амплитудной. В спектакле шесть или семь сцен, и в каждой сцене он разный. Я без лести насладился героем и спектаклем изнутри: его структурой, его режиссурой. Получил удовольствие от немногочисленных, но тонких и метких замечаний режиссера. Видно, что Петр Шерешевский сделал хороший, любимый продукт. В моем лице его режиссерское видение встретилось с достойным по-актерски персонажем, который это схватил и понес зрителю.

– Ставите ли вы себе задачу завоевать сердца псковских зрителей?

– Я обожаю внимание зрителей, потому что это камертон моей работы. Желание завоевать зрителя есть, не скрою.

– Как зрителю проявить свое внимание?

– Хлопать, кричать «Браво!», дарить цветы, а дамам – закидывать меня трусиками и лифчиками (смеется).

– Боюсь, что наши театральные зрители чуть скромнее…

– Ничего не знаю. Пожалуйста, запасайтесь необходимыми вещами и берите пример с фанатов «Битлз».

От циничного любовника в «Бовари» до брутального ревнивца в «Отелло»

Постер к спектаклю "Бовари".

– У зрителей есть время подготовиться до 8 марта, до премьеры спектакля «Бовари». Расскажите о своей роли в этом спектакле.

– Эта роль совсем не похожа на роль в «Ревизоре». Родольф – характерный персонаж, причем с очень непростым характером. Несмотря на внешнюю легкость, это сложный персонаж, потому что он становится трансформационным для главной героини. В жизни мы все зеркала друг друга, мы встречаемся для чего-то, мы друг об друга бьемся, ломаемся или растем – это закон драматургии в искусстве, и в жизни. Насколько нам удастся передать сложность этого характера, пусть оценит зритель.

– Сама история героини в нашем спектакле насколько глубока? Если утрировать, Эмма Бовари отдается страстным романам от скуки, будучи несчастна в браке…

– Нет, это история не про скуку, это история про нелюбовь. Бовари вышла замуж не по любви и тем самым уничтожила свою жизнь. Если хотите, это сентенция для зрителя и читателя: если вы что-то делаете не по любви, знайте, вы сами себя наградите адскими мучениями. Все, что мы делаем в жизни не по любви – это уничтожение. Приходите. Будет интересно.

– Вскоре мы надеемся увидеть вас в спектакле «Отелло» в главной роли. Насколько роль Отелло вам интересна, что любопытно исследовать на примере шекспировского персонажа?

– Отелло – практически моя противоположность: в этой чрезмерной брутальности, в этой безбашенной влюбленности, в этой импульсивности в действиях. Это история о том, к чему приводит слепая ярость и ревность. Неужели эти чувства забрали у тебя язык, неужели ты не можешь поговорить с любимым человеком? Мне интересно исследовать этот вопрос, потому что у меня такого не было. Как это? Какой мужчина, какой тип, характер может так поступить? Это и профессиональное любопытство: мне надо сыграть так, чтобы зритель согласился. Значит, мне надо понять, как это сыграть, а для этого вытащить это из себя или из кого-то методом наблюдения.

Спектакль "Преступление и наказание".

– Посмотреть на вас можно и в Петербурге. Вы играете роль Свидригайлова в «Преступлении и наказании» в НеБДТ со времени выпуска. Расскажите об этом спектакле.

– Для меня Свидригайлов – это роль престижа. Это очень хорошая роль в замечательном и любимом спектакле. На момент, когда я начал ее играть, мне было 29 лет, персонажу – 48. Было куда расти. Безумно интересно наблюдать, как герой меняется со временем: как я его играл в 30 лет и как я на него смотрю сейчас, когда мне 41.

Как изменился Свидригайлов за десять сценических лет?

– Он заматерел, стал размереннее, жестче. Растёт градус циничности, которая свойственна персонажу. Когда я был молод, ее было меньше, было больше страсти и пылкости в любви к Дуне. Сейчас любовь, конечно, есть, но цинизм по отношению к ситуации начинает зашкаливать.

В России или в Голливуде?

Фото со съемок короткометражного фильма "Звезда" Ильи Тилькина

– Вы сказали, что по сравнению с кинозвездами первой величины («Боингами»), вы еще кукурузник. Что нужно сделать артисту, чтобы перейти из разряда кукурузников в разряд «Боингов»? 

– Трудиться, трудиться и иметь хорошие актерские амбиции. Нужно говорить себе: «Я хочу сыграть Отелло», «Я хочу сыграть в фильме у Звягинцева», «Я хочу сыграть в фильме с Евгением Мироновым». И искать пути, как это сделать. Что нужно сделать, чтобы сняться у Звягинцева? Надоедать кастинг-директору? Я писал на электронную почту Андрею Звягинцеву несколько раз, и он мне лично отвечал. Надо напоминать о себе. Может, сейчас как раз время напомнить?

– Не могли бы вы рассказать о некоторых своих актерских амбициях?

– Я хочу сыграть Клавдия (неважно, в театре или в кино). Я хочу сыграть Воланда (неважно, в театре или в кино). Неважно в России или в Голливуде… Вселенная, слышишь? Ну лучше в Голливуде, конечно.

Я очень хочу сыграть в партнерстве с Тильдой Суинтон. Я мечтаю сыграть в партнерстве с Энтони Хопкинсом. Это не «Боинги», это космические ракеты. Они просто фантастичны. Когда я увидел финал фильма «Отец» с Хопкинсом, я подумал: «Если этот артист уйдет из этого мира, это будет моя личная и профессиональная трагедия». Конечно же, я хочу сниматься для «Нетфликса», конечно же, я хочу получить «Оскар»… Тогда я буду знать, что мой труд интересен зрителям.

 

Елизавета Славятинская.

Дата публикации: 5 марта 2022

28 февраля 2024
19:00
среда
12+

«Случайный вальс»

Новый зал
29 февраля 2024
19:00
четверг
12+

«Случайный вальс»

Новый зал
2 марта 2024
11:00
суббота
2 марта 2024
19:00
суббота
12+

«Ионыч»

Малая сцена
3 марта 2024
19:00
воскресенье
16+

«Говорит Москва»

Новый зал