Специальная версия
Наш тег в соцсетях: #drampush

Жанна-большегруз

Псковский театр драмы представил социальную драму «Жанна» по пьесе Ярославы Пулинович

Однажды утром успешная и ухоженная бизнесвумен «слегка за пятьдесят» по имени Жанна, у которой внешне все тип-топ, сеть магазинов «Вкуснятина» и дом в Италии (бенефис Ирины Смирновой), узнает, что ее любимый мальчик, двадцативосьмилетний менеджер по продажам по имени Андрей (Камиль Хардин), с которым она счастливо живет вот уже пять лет, внезапно уходит к девятнадцатилетней студентке Кате (Ксения Тишкова), которая ждет от Андрея ребенка.

Влюбленная тетенька, понятно, сначала переживает шок; впрочем, привычная к смертельным форс-мажорам «лихих 90-х», быстро берет себя в руки и решает мстить, и «мстя» ее оказывается поистине ужасной. Причем мстит она не только бывшему возлюбленному, но и его наивной беременной невесте, и всем вокруг. От бабьего возмездия страдают даже коллеги по бизнесу. Так, с мотива на античный сюжет о мести брошенной женщины начинается история современной Федры, перенесенная в как бы формат вечернего «мыла» на телеканале «Россия-1».

Кто-то из сердобольных зрителей, возможно, решит, что в неком «экзистенциальном смысле» Жанна Георгиевна вымещает злобу и на самой себе, уничтожая в собственной душе остатки человеческого, однако сокрушительный финал не оставляет сомнений: перед нами конченая мразь, тип расчетливой хищницы, готовой со звериным оскалом идти по телам зависимых от нее людей, рвать и ломать судьбы всех, кто слабее.

Сделав первый капитал на мошенничестве («толкнула» отечественные макароны в поддельной «американской» упаковке), преступлением и заканчивает — обманом, властью и деньгами «умыкнув» чужого ребенка. Эта коварная баба из «аппер-мидл класса» с железными яйцами вполне подходит на роль героя или антигероя, — это уж кому как больше нравится, — «нашего времени», и имя им легион: от продажных политиков вроде «однокурсничка» Жанны, к которому она обращается со своим мерзким замыслом, до каких-нибудь топовых путинских олигархов.

 

Неслучайно своего рода метафорой, символом постановки стало изображение кабины большегруза, а пространство сцены — это скользкое шоссе с отбойниками, за которыми напрасно пытается «схорониться» случайный прохожий (сценография — Александр Стройло). Шоссе, дорога, путь — синонимы слова «карьера», а Жанна Георгиевна и есть такой мчащийся вперед большегруз с тупой, агрессивной «мордой», и не дай бог попасть ей под колеса, точно какая-нибудь легковушка, — грузовик разорвет на части, и даже не заметит, не притормозит. Так летят, столкнувшись с Жанной Георгиевной, на обочину жизни Катя и ее незадачливый жених, а еще, по касательной, молодая карьеристка Вика (Екатерина Красногирова), попавшая под безжалостный бампер почти ради забавы.

На этом безумном шоссе вообще никого не жалко, как в известной песне Сергея Шнурова. Каждый где-то «превысил скорость» или при обгоне пересек двойную сплошную: Андрей жил в роли жиголо; Катю не смущало, что ее молодой человек — жиголо; Виталий Аркадьевич (Сергей Попков) женился на длинных женских ногах, а жить пришлось с человеком; зрелая и наверняка уважающая себя фемина Ольга (Ангелина Курганская) готова ради «доходного места» племянника нарядиться в унизительный костюм плейбойного зайчика Банни; а Вика — изменить жениху из-за прихоти начальницы, пообещавшей карьерный взлет.

И никто из них, опять же, не догадывается, что за рулем дальнобойного большегруза — лишенная сантиментов стерва, с начала 90-х готовая размазать по асфальту любого, кто случайно зазевался на ее пути.

Нечто человеческое будто «просвечивает» в Жанне, когда она приходит на могилу отца, и вспоминает о том, как он был жесток к ней в детстве, и понятно, что это не просто разговор с папой, а обращение к Богу. Здесь за грубой, нарочито плакатной, в духе фильмов Юрия Быкова, поэтикой спектакля вдруг возникает некий метафизический план, олицетворенный в фигуре «Женщины на кладбище» (Нина Семенова), и что-то теплое, заботливое, материнское брезжит в Жанне, когда бывший любовник, униженный, растоптанный, избитый, со своей несчастной девчонкой и ребенком на руках, вдруг является на пороге, словно блудный сын.

Месть Жанны удалась. Ему некуда пойти. Но зря он ждет прощения. Ведь Жанна не простила даже собственного отца. И значит, это шоссе в никуда. И поэтому, когда на дороге, словно на подиуме, снова возникает она, победительница, держа за руку свое маленькое украденное счастье, даже этот симпатичный малыш не дарит надежды.

Кем он вырастет у такой суки как Жанна Георгиевна? Где его настоящие родители? И что случилось с массовкой, то есть со всеми нами?

Саша Донецкий

Источник: Псковская Лента Новостей