Псковский театр драмы во время и после Великой Отечественной войны

Катастрофа первых месяцев Великой Отечественной войны привела к тому, что Псков был захвачен частями вермахта буквально через три недели после нападения на СССР – город был оккупирован германскими войсками уже 9 июля 1941 года; и в связи со сложившимся положением на театре военных действий (тридцатимесячная блокада Ленинграда) находился под оккупацией долгих три года и 13 дней – до 22 июля 1944 года, дольше, чем какой-либо другой регион России.

Артисты Псковского театра драмы, в июне 1941 года работавшие на гастролях в Вологде, в находившийся под угрозой захвата и оккупации Псков по понятным причинам не вернулись. Большинство работников театра поехали в готовившийся к обороне Ленинград, где и были мобилизованы: кто-то попал в ополчение или в армейские части, другие поступили в создававшиеся на фронтах артистические агитбригады. Псковские артисты работали в Театре народного ополчения, во «Фронтовом агитвзводе» и в Блокадном театре Ленинграда.

Между тем Псков стал административным, экономическим и тыловым центром оккупированных территорий; в городе, в частности, базировались командование группы армий «Север», командование 18-й армии, штаб оперативной службы безопасности (СД), военно-строительная организация ТОДТ, несколько разведшкол, диверсионные подразделения Абвера, медицинские учреждения, склады боеприпасов и провианта. Постоянный воинский гарнизон Пскова насчитывал около 20 тысяч солдат. Численность расквартированного в городе воинского контингента временами достигала 70 тысяч человек. В лютеранской кирхе был устроен Клуб офицеров вермахта. В Доме Советов находился большой военный госпиталь, в гостинице «Октябрьская» – штаб группы армий «Север», в зданиях школ размещались казармы военнослужащих.  

Большинство улиц города получили немецкие или старые, досоветские названия, центральные районы города были огорожены заборами с колючей проволокой, вход для местных жителей без специальных пропусков в эти микрорайоны был закрыт. Первоначально Гитлер хотел сделать из Псковщины так называемую особую провинцию великой Германии, поэтому вплоть до лета 1943 года (пока германский вермахт сохранял уверенность в грядущей победе) в Пскове проходили масштабные работы по благоустройству города: строились водопроводы, электрифицировались дома и улицы, ремонтировались дороги и тротуары. На территории была введена всеобщая трудовая повинность для населения в возрасте до 65 лет.

С самого начала оккупации Псков стал крупным культурным центром захваченных территорий: Отдел пропаганды группы армий «Север» занимался организацией и прокатом театральных спектаклей, кинопоказов и концертов для немецких солдат и офицеров; в городе издавалась коллаборационистская газета на русском языке «За Родину». Псковский театр драмы имени Пушкина использовался по своему прямому назначению – как здание для проведения зрелищных мероприятий, но с декабря 1942 года исключительно для немцев: местные жители в здание не допускались, главным образом из-за угрозы эпидемии тифа.

Неподалеку от старого здания для русских зрителей был специально построен отдельный деревянный зал на 500 мест (как бы филиал), который оккупационные власти официально назвали Псковским городским драматическим театром имени Пушкина (при этом в печати часто использовалось два других неофициальных названия – Солдатский и Малый). Театр был торжественно открыт 21 декабря 1942 года. Публика на представлениях в Малом театре часто бывала смешанной – русско-немецкой, поскольку в зале показывали кино.

Кроме того, для организации досуга населения и гарнизона использовался еще и Летний театр в Сергиевском саду. Судя по всему, именно в Летнем театре, согласно сообщениям газеты «За Родину» (если репортер ничего не напутал), состоялось историческое выступление в Пскове командующего РОА, генерала-предателя Андрея Власова в День Труда 1 мая 1943 года. В статье газеты говорится о Псковском городском театре, однако указано точное число зрителей – 1200 человек, а столько, как известно, вмещал именно Летний театр, тогда как Малый – пятьсот, а бывший Народный дом – не более шестисот зрителей.

Афиша культурных мероприятий была довольно насыщенной и разнообразной: в Псков регулярно приезжали на гастроли ансамбли русской песни и танца, хоры и сольные исполнители, оркестры и театральные труппы, состоявшие из советских перебежчиков или военнопленных, либо русских людей, оказавшихся в эмиграции после Великой Октябрьской революции и согласившихся сотрудничать с нацистским режимом. Гастролирующие артисты приезжали не только из соседних крупных городов, таких, как Минск или Рига, но и из самой Германии. Большой популярностью у населения пользовался прокат немецких кинофильмов с русскими титрами. В театре устраивались выставки: например, 14 мая 1942 года открылась большая пропагандистская экспозиция под названием «А. Гитлер и его творчество». Открытие сопровождалось выступлением любительского хора русской народной песни.     

Из статьи в газете «За Родину» известно, что 20 сентября 1942 года на сцене Псковского городского театра прошла первая премьера местной труппы – «Женитьба» по пьесе Гоголя. Вообще, можно сказать, что журналисты, сотрудничавшие с немцами, продолжали театральные традиции псковской прессы: регулярно печатали рецензии на спектакли и концерты и боролись за культуру публики. Так, 13 октября 1942 года в газете было опубликовано предупреждение, что немецкое командование запретит русским жителям посещать театр, если они себя будут в нем плохо вести: шуметь, мусорить, являться театр в пьяном виде.

При этом следует отметить, что цены на билеты были хотя и достаточно высоки, но  в целом доступны для населения: от 15 до 25 рублей за представление при средней месячной зарплате уборщицы в 200 рублей, учителя – до 700 рублей, рабочего – до 900 рублей. В Псковском архиве сохранился любопытнейший документ – ведомость по распределению театральных билетов от городского управления. Согласно ведомости, билеты в театр приобрели: бухгалтер, паспортистка, курьеры, заведующий жилищным отделом, кассир, старший работник, техник, счетовод, табельщица, переводчики, заместитель инженера, официантка.

За время оккупации, с декабря 1942-го по февраль 1944-го годов, местная труппа под руководством А. Николаевского поставила на сцене Малого театра около тридцати спектаклей, в том числе, кроме упомянутой гоголевской «Женитьбы», «Лгунью» Никодими, «Трактирщицу» Гольдони, «Полтавского дядюшку» Рассохина. Активно ставили псковские артисты пьесы Островского: «На бойком месте», «Василиса Мелентьева», «Не было ни гроша, да вдруг алтын» и другие. Рецензии на премьеры были преимущественно доброжелательные, хотя критики и отмечали недостаточную сыгранность актеров, среди которых были как профессионалы, выпускники театральных училищ, так и любители.

Для примера приведем программу Псковского городского театра имени Пушкина на январь 1943 года, опубликованную в газете «За Родину»:

«12.01 – гастроли Печорского ансамбля русской народной музыки;

13-14.01 – к/фильм «Любовь матери»;

15.01 – спектакль псковской труппы: комедия Островского «Счастливый день»;

16.01 - к/фильм «Любовь матери»;

17.01 – воскресный киноутренник для детей, фильм «Веселые бродяги»;

днем к/фильм «Любовь матери»;

вечером – спектакль «Счастливый день»;

19-21.01 – к/фильм «Роза из Тироля»;

22.01 – спектакль «Счастливый день»;

24.01 – киноутренник для детей, к/фильм «Лучший друг»;

днем - к/фильм «Роза из Тироля»;

вечером – спектакль «Счастливый день».

Начало вечерних спектаклей 17.00, воскресных утренников – 9.30, дневных киносеансов – 13.30».

В среднем в течение месяца псковская труппа показывала десять спектаклей, а также выезжала на гастроли, в том числе и в прифронтовую зону, где артисты давали спектакли в воинских частях. В июле 1943 года псковская труппа гастролировала в Гатчине и в Царском Селе в течение 19 дней, где дала 9 концертов для военнослужащих и гражданского населения. В одном из номеров газеты «За Родину» за август 1943 года описана гастрольная поездка труппы на фронт: «Гастроли продолжались 11 дней, за это время было сделано 9 выступлений. Они проходили под открытым небом, дважды – прямо в бункере. Ехали на повозках, декорации вези с собой. Немецкое командование выделило для поездки 5 верховых лошадей».

В феврале 1944-го года войска Ленинградского и Прибалтийского фронтов начали масштабную операцию по разгрому группы армий «Север» и освобождению Ленинградской области, однако к середине марта немецким войскам удалось перегруппироваться и закрепиться на части «Восточного вала» – линии «Пантера» (укрепрайоны Псков – Остров – Пушкинские Горы). Гражданское население было выселено из Пскова практически полностью, вокруг города была создана «зона отчуждения» радиусом в несколько километров. В результате Псков подвергся бомбардировкам советской авиации и массированным артиллерийским обстрелам и был почти полностью разрушен: по воспоминаниям очевидцев, после освобождения города из Псковского Кремля был виден уцелевший железнодорожный вокзал.

В городе сохранилось лишь 7% жилых зданий; полностью были разрушены промышленные объекты, коммунальное хозяйство, культурно-бытовые и учебные заведения. Здание театра драмы имени Пушкина тоже сильно пострадало: в помещения рядом с буфетом разрушила авиационная бомба. Все техническое оборудование, мебель и реквизит были заранее вывезены отступавшими из Пскова немцами. От здания Народного дома имени Пушкина, по существу, остались только стены.

Спустя месяц после освобождения Пскова Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 августа 1944 года была образована Псковская область в составе РСФСР. А спустя еще год с небольшим, 1 ноября 1945 года, специальным  постановлением правительства Псков был включен в число 15 старейших городов страны, подлежащих первоочередному восстановлению. Город начал быстро подниматься из руин, постепенно стало возвращаться население, начала налаживаться бытовая и общественная жизнь. Первый концерт в зале театра состоялся уже в декабре 1944 года после мероприятий по разминированию здания. Концерт в Пскове давала артистическая бригада, прибывшая из Ленинграда. Об этом факте мы знаем из публикации газеты «Псковская правда» (статья «На концерте в театре. Из записок старого адвоката» – 08.07.1989), посвященной уголовному делу, заведенному после концерта.

Дело в том, что здание театра было разминировано только в ноябре 1944 года. Как и другие разминированные дома, театр обзавелся табличкой: «Мин нет». Но когда в город прибыла бригада ленинградских артистов, саперам билетов не досталось. Начальнику отряда саперов, у которого билет был, это показалось несправедливым. После первого концертного номера офицер встал и объявил зрителям: «Граждане! В зале обнаружена мина. Прошу очистить зал. Мы быстренько ее обезвредим, и концерт будет продолжен». Публика и артисты быстро покинули помещение. А прибывший на место отряд саперов разыграл маленький спектакль. Разрубив пол, саперы якобы достали из отверстия мину. Концерт продолжился, причем саперам объявили со сцены благодарность и предоставили места на первом ряду.

Однако на другой день в Псковский горком партии стали поступать многочисленные жалобы от зрителей: «Как можно было назначить в театре концерт, если он не был разминирован?». Была создана специальная комиссия, которая по характеру прорубленного отверстия установила, что извлеченная мина в нем поместиться никак не могла. Начали искать возможных свидетелей происшествия, и оказалось, что такой свидетель есть: во время инцидента в будке киномеханика прятался подросток, который все и рассказал. Было заведено уголовное дело, но начальник отряда саперов и его заместитель не стали дожидаться окончания следствия и убыли в действующую армию. В итоге по делу была осуждена только девушка-сапер, которая принесла в зал минную «рубашку». Ее признали виновной в хулиганстве и осудили на три года. К счастью, объявленная вскоре амнистия освободила девушку от сурового наказания.     

В справке от 13 мая 1947 года за подписью секретаря Псковского обкома ВКП(б) Антюфеева на имя зампредседателя Совета министров СССР Косыгина о ходе восстановительных работ в Пскове приводятся следующие сведения и цифры: в городе на весну 1947 года проживало уже 50 тысяч 300 человек (или 83% к довоенному населению); было восстановлено 48,6% жилого фонда; при этом на одного человека приходилось всего 3,2 метра жилой площади. Свыше 2000 семей проживали в бункерах, землянках, подвалах и на чердаках. Однако, согласно той же справке, драматический театр имени А. С. Пушкина на 720 мест был уже восстановлен и работал. 

В музее театра хранятся интереснейшие записки Н. С. Трофимова (в амплуа «героя» актер прослужил в псковской труппе четыре сезона, с 1946-го по 1950-й годы), рассказывающие о творческой и бытовой жизни артистов в послевоенном Пскове: «Я вошел в здание театра, ровно через 7 месяцев после его полного восстановления (в марте 1946 года). Расположенный в центре города, театр выделялся своей прекрасной архитектурой, тонами растрелевских красок. <…> Вместительный зрительный зал на 700 мест с балконом, заполненный стильными креслами, освещался большой подвесной хрустальной люстрой, а боковые бра и лепные украшения в стенах, придавали ему праздничность. В фойе театра стоял большой монумент Пушкина, новая мебель: длинные бархатные скамейки, диваны, столы, белые шелковые шторы на окнах, подчеркивали особую театральность. Новое электрооборудование, вращающийся круг на сцене, что было редкостью, позволяло театру осуществлять масштабность и творческие замыслы постановок».

Сдав в канцелярии театра трудовую книжку и получив продовольственные карточки, актер Трофимов и его жена получили в пользование девятиметровую гримуборную рядом со сценой, которая в течение четырех лет служила одновременно рабочим местом и квартирой: «В Пскове почти все актеры жили в помещении театра в гримуборных, в том числе директор, главный режиссер, зам. директора, зав. художественными мастерскими, работники технических цехов. И только несколько семей с детьми проживали в маленьком деревянном доме на ул. К. Маркса и в районе Завеличья, в небольшом особняке, предоставленным театру первым секретарем обкома».

По воспоминаниям актера, закулисная часть театра напоминала огромную коммунальную квартиру, в которой царили добрые отношения, никто из жильцов не подсыпал соседям соли под дверь в знак неприязни, почти не случалось бытовых конфликтов и дрязг: «По коридору разгуливал огромный кот Василий Иванович, ленивый баловень проживающих, а у старейшей актрисы театра Л. В. Петровой была собака. – Вспоминал актер. – Собака и кот жили дружно! Но собака часто убегала от хозяйки и тогда начинался переполох, на поиски бросались артисты, особенно молодежь, обследуя улицы, прилегающий парк, площадь городского рынка, поиски обычно кончались неудачей, умная собака возвращалась сама и следовало нравоучение хозяйки: "У, черт! Неблагодарный нахал, пропади ты пропадом!". Кухонные запахи по утрам разносились в помещении, каждый стремился до репетиции справиться с домашним бытом и ко времени проветрить репетиционный зал... И каждый по-своему был кулинар... Мой друг Леша Алексеев изготовил чудо "бигос", оторваться от которого было нелегко, особенно если к нему добавлялась "маленькая", а после бани и "большая"... Никто никому не мешал, никто не был назойлив, не было келейности и замкнутости, тот, кто любил кино, концерты, уходил в город, а тот, кто любил книгу – читал; тот, кто любил радиопередачи, пользовался радиоприемников, так как цветных и простых телевизоров тогда еще не было, а тот, кто любил поиграть в преферанс или в шахматы – играл! <…> Добрым словом вспоминаю труд технических цехов, прежде всего – костюмерного! Преданность и любовь к театру была необычайна. С раннего утра и до позднего времени трудились зав. костюмерной Александра Ивановна и ее помощница "Тетя Таня". Трудно было установить, когда они отдыхали. К каждому спектаклю все было вычищено и выглажено, выстирано и накрахмалено, не было случая, чтобы что-то было забыто или не подано актеру, вплоть до носового платка...». Для нас сегодня эти актерские воспоминания бесценны, они передают атмосферу тех трудных послевоенных лет, когда выжившие на войне и в тылу люди обращали мало внимания на бытовые проблемы, а больше отдавались творчеству и искусству.

По спискам спектаклей, шедших на сцене, интересно проследить, как менялся в те годы репертуар театра. Это кажется невероятным, но каждый новый послевоенный сезон театр выдавал в среднем до десяти новых спектаклей: в списке 1946 года значится девять премьер, 1947-го – двенадцать, 1948-го – десять, 1949-го – восемь. Причем репертуар крайне разнообразный: русская и мировая классика, пьесы современных советских драматургов и инсценировки известных литературных произведений. Назовем лишь несколько названий: «Забавный случай» Гольдони, «Не всё коту масленица» Островского, «Он пришел» Пристли, «День отдыха» Катаева, «Далеко от Сталинграда» Сурова (1946); «Дама-невидимка» Кальдерона, «Таланты и поклонники» и «Женитьба Бальзаминова» Островского, «Обрыв» Гончарова, «Русский вопрос» Симонова, «Сын полка» Катаева, «Победители» Чирскова, «Молодая гвардия» Фадеева (1947); «Слуга двух господ» Гольдони, «За чем пойдешь, то и найдешь» Островского, «Вас вызывает Таймыр» Галича и Исаева, «Неугасимое пламя» Полевого (1948); «Свадьба Кречинского» Сухово-Кобылина, «Овод» Войнич, «Александр Пушкин» Дэля, «Счастье» Равленко и Радзинского (1949).

В конце марта 1949 года в газете «Псковская правда» начальник областного Управления по делам искусств Н. Лебедев опубликовал статью пол заголовком «Миллион зрителей», в которой констатировал, что за без малого пять лет, со дня образования Псковской области и до конца первого квартала 1949 года, работники искусств города Пскова обслужили миллион зрителей: «Первый концерт состоялся, когда город лежал в руинах. Дух нашего народа, его несгибаемая воля к победе – вот основной мотив концертов и спектаклей того периода. <…> 150-летие со дня рождения А. С. Пушкина театр отмечает спектаклем “Александр Пушкин” – Дэля. Готовится пьеса Софронова “Московский характер”. В сезоне этого года будут показаны также пьесы: “Заговор обреченных” – лауреата Сталинской премии Вирты, “Кaвалер Золотой звезды” по роману лауреата Сталинской премии Бабаевского, “Софья Ковалевская” братьев Тур, “На Тихом океане” Прут, “Егор Булычев и другие” М. Горького. Выполняя решения ЦК ВКП(б) по идеологическим вопросам, театр улучшил свою творческую работу. Театральные бригады выезжали в районы, чтобы довести искусство до широких масс колхозников».

Все эти годы театр выезжал на гастроли в крупные города и областные центры  СССР, в том числе и в соседние прибалтийские республики – Латвию, Литву, Эстонию. Только в 1947-м году труппа гастролировала сразу в трех столицах – в Вильнюсе, Риге и Таллинне.

Важной вехой в истории театра стал в 1949-м году 150-летний юбилей Александра Сергеевича Пушкина, имя которого Народный дом носил со дня своего открытия в 1906-м году. К юбилею руководством области и города было решено повесить в театре новую большую хрустальную люстру. Намечался визит в Псков именитых гостей из министерства культуры и академии наук, писателей и артистов из Москвы, включая приезд знаменитого американского певца Поля Робсона, очень популярного в Советском Союзе. Хотя времени до юбилея оставалось мало, новую люстру решили повесить.

О том, как это было, рассказал в своих мемуарах «Записки строителя» Марлен Каган-Розенцвейг, в 1949-м году работавший прорабом СМУ-1 треста «Псковстрой»: «…когда к 150-летию со дня рождения Пушкина начальству пришла в голову идея повесить в зале театра большую люстру, возникла необходимость проверить, можно ли это сделать: как-никак вес хрустальной люстры более полтонны, да еще для ее спуска и подъема при смене ламп и промывке на чердачное перекрытие надо установить тяжелую лебедку. – Вспоминал позже заслуженный инженер-строитель. – Лепной потолок зрительного зала крепился к деревянным фермам из мощного бруса металлическими поковками. Конструкции остались изначальные и по внешнему виду сохранились неплохо. Проверить несущую способность ферм, которые должны были взять дополнительную нагрузку, доверили мне. К фермам на тросах подвесили платформы из досок, которые поэтапно загрузили вывешенным кирпичом. Через сутки я с удовлетворением отметил, что полуторная нагрузка недопустимой деформации не дала, составил об этом акт и подвеску люстры разрешил. Все было сделано и оформлено как положено. Прошло совсем немного времени, и люстра красовалась на месте».

А потом, по воспоминаниям инженера, произошло неожиданное. Вечером из командировки вернулся начальник областного строительного контроля А. И. Росляков. К проверке надежности люстры решили привлечь и его: «Мы обошли чердак. Все вроде в порядке: чердак расчищен, лебедка установлена, тросы натянуты, люстра висит. “Да, строили в старину. Такие стропила сами могли бы нести фермы, а не опираться на них”, – сказал Александр Иванович. Был он человеком шумным и любящим жестикулировать. “Ну, будешь ты работать или нет?!” – воскликнул Росляков, обращаясь к ферме, и ударил кулаком по ее поясу. Кулак… ушел в гнилую древесину. Росляков замолчал. Мы переглянулись и с зажженной переноской (уже стемнело) тихо-тихо пошли к лестнице. До начала торжества оставались считанные часы. Менять что-либо поздно.

Спалось мне в эту ночь тревожно. Утром я не удержался и обо всем рассказал начальнику ПТО треста Н. Е. Иванову.

К концу дня по каким-то делам снова забежал в театр. Николай Ефремович пришел с улицы и, стоя спиной ко мне у вешалки, сказал: “Слышали? В театре люстра упала. Очень удачно – никого уже не было. Так, несколько кресел в щепки…

Говорят, я побледнел, как бумага, все расхохотались.

Юбилей прошел очень торжественно. Подновленный зал был светел и радостен. Звучали речи, музыка. Было много выступлений. Правда, Поль Робсон не приехал… <…> А здание театра поставили на ремонт», – написал спустя полвека инженер-строитель, которому этот внешне забавный эпизод доставил немало треволнений. По Пскову же разнеслись слухи о том, что в театре якобы упала и разбилась новая хрустальная люстра, но вся правда о происшествии якобы была скрыта властями, и никто официально об инциденте людям не сообщил.

27 августа 2024
19:00
вторник
18+

«Мой не мой»

Большая сцена
28 августа 2024
19:00
среда
18+

«Мой не мой»

Перенос с 6 июля
Большая сцена
29 августа 2024
19:00
четверг
30 августа 2024
19:00
пятница
12+

«Фламенко»

Новый зал
31 августа 2024
19:00
суббота