Специальная версия
Наш тег в соцсетях: #drampush

Дневник Рождественского фестиваля искусств в Новосибирске

Отзывы о показе спектакля Псковского театра «Река Потудань»

День 9.
Наташа Бортник о спектакле:
«Река Потудань» Сергей Чехов (Sergey Chekhov) – это визуальность и телесность, ощущение потерянности и отчаяния.
Выстроенный на сцене «Старого дома» павильон с болезненно-зеленным цветом стен напоминает угнетающую атмосферу больничного коридора. Однако пространство реальное вскоре сменяется метафизическим. Коммуникация зрителя со спектаклем выстраивается на невербальном уровне – мы считываем чувства героев и развитие действия через пластику, мимику, жесты.
Герои лишены слов. Текст Платонова читают закадровые голоса – выразительность интонаций и технические помехи создают ощущение радиоспектакля.

Световое и звуковое оформление завораживает – отдалённо напоминает то арт-хаусное кино, то психоделический клип. Но за всей этой притягательной формой главной остаётся очень точная работа актёров.
Дуэт Никиты и Любы исполняют заслуженный артист России Виктор Яковлев и Илона Гончар. Этот контраст зрелой созидательности и воздушной юности создаёт, на мой взгляд, самый сильный эффект.
Возраст здесь – метафора. Никита, прикасаясь к Любе, прикасается к чужой, высшей, лучшей жизни. Демобилизованный солдат заточен в свою постаревшую оболочку и, кажется, уже очень далёк от мирной жизни – в которой работа, семья, физическая близость с любимой, словом, обыкновенное человеческое счастье.

Кирилл Демидов о спектакле:
Тягучий, плотный, сковывающий. «Река Потудань» неохотно впускает в себя зрителя. Спектакль отстраняет, его непонятно, но постепенно-постепенно ты, кажется, незаметно для себя начинаешь что-то сопоставлять, подключаться к героям, сопереживать им. И вот уже непонятное становится знакомым и важным. "Река Потудань" - это, как спуститься в темный погреб и подняться обратно: и страшно, и «да ладно, нечего бояться».

Попробую описать, как он работает. Сценография — коридор, то ли больницы, то ли дома престарелых. Озвученный артистами текст А. Платонова звучит на фоне, но не полностью, а фрагментами. Иногда ты вслушиваешься, иногда забываешь. Он существует здесь, как воздух или слабый ветер. Но история понятна: Никита ушел на войну мальчиком, а вернулся мужчиной; он пробует начать жить заного, но нет сил. А на сцене происходит совсем другое. Пожилые люди и молодая девушка кого-то ждут, взаимодействуют, общаются взглядом, дремлют, встают и садятся. Нет, это не происходит синхронно, или как-то специально. Просто их жизнь на сцене как-то связана со звучащим текстом, но непонятно как. Постепенно спектакль засасывает тебя, и вот ты уже ловишь обрывки фраз и сопоставляешь их с происходящим. Ты как будто начинаешь читать мысли героев, видеть, как они разговаривают без слов.

Я думаю, что это спектакль о войне. Точнее о послевоенном состоянии, когда вернулся, но ни живой, ни мертвый. Где-то посередине между тем миром и этим.

                                                                                                    Cибирский театральный журнал ОКОЛО
                                                                                                 Новосибирский академический молодежный театр "Глобус"

 

Дата публикации: 12 декабря 2019