Наш тег в соцсетях: #drampush

Скорый: Брянск – Псков. Интервью Ирины Смирновой

Всю себя актриса Ирина Смирнова посвятила сцене, за 33 года служения сыграв не один десяток ролей. Мужья, дети, любовники, вчера грешница, завтра святая – вся жизнь в масках, от роли к роли.

Сегодня, я застала Ирину Владимировну в образе Жанны, сильной и богатой женщины без прошлого. Подстроиться под график актрисы было сложно. С утра до позднего вечера – репетиции. В воскресенье - премьера. Ровно год шла работа над спектаклем. Служение…

- Мы и отдыхаем здесь, - Ирина кладёт руку на узкую кушетку в гримёрке и продолжает стихами. – Глаза открываешь – 8, сходил в магазин – среда, сварил себе кофе – осень, прилёг отдохнуть – зима…

Вопрос о семье - кто же выдерживает такой график, ждёт дома у окна на ночь глядючи? - вызвал у Ирины глубокий, полный печали вздох:

- 13 лет ждал кот, совершенно восхитительный белый перс, но он ушёл этим летом. Уникальное создание – родился альбиносом от чёрных папы и мамы, абсолютно глухой, поэтому просто Кот с большой буквы. Если б его не принесли ко мне, он бы неминуемо погиб. Он понимал меня, как никто другой, был моим хозяином, умел разговаривать: каждое его «мяу» было окрашено сотнями интонаций: «Как дела?», «Почему так долго?».

Бывало, что и ругался сильно, если не хотел, чтобы я уходила… Дети? «Виталий, у меня нет детей. Я их не люблю. Совсем равнодушна», - отвечает Ирина фразой Жанны совершенно другим голосом. – Я была замужем. И давайте оставим эту тему. У Жанны нет прошлого. Она его вычеркнула. Моя героиня очень сильная женщина. Она не прощает. Я не такая. Но если в пьесе есть хоть три строчки, которые цепляют, - игра того стоит! Сможет ли Жанна победить Ирину? Судить зрителю. Я очень волнуюсь… А если серьёзно, - и в голосе актрисы вновь оживают мягкие нотки, - то должна же быть в женщине какая-то загадка.

Весна

Псков не всегда был родным городом Ирины. Родилась она в Брянске, в семье тружеников: мама - крестьянка, папа - сварщик. И жила с семьёй в 14-метровой комнате, чуть шире её гримерной, с общей кухней. Трёхэтажный дом на четыре подъезда, где не запирались двери, и у соседей тебя всегда ждал компот. Все вместе сажали сирень, молодёжь засиживалась во дворе до ночи, и мама из окна кричала в самый неподходящий момент: «Ира, живо домой! И не щаскай! Сразу!». Казалось бы, ничто не предвещало, что Ирина станет актрисой. Хотя…

                                                                           Бабушка Наташа

- Вырастил меня, считай, дед, деда Петя. Он научил меня ходить, держа полотенце, как велосипед, а потом превратить его в двухколёсный. На каждую Пасху бабушка красила яйца в луковой шелухе, а он иголочкой выцарапывал на них фантастические пейзажи. Дарил моим учителям резные указки. Когда бушевала гроза, он распахивал окно, и мы, как моряки, противостояли буре и ветру. Мы ходили гулять в огромную рощу «Соловьи», и он рассказывал про цветущий папоротник. И этот таинственный мир, полный чудес, вошёл в меня вместе с дедом. Он виновник моего духовного рождения. Когда его не стало - я была в 4-м классе - это был первый шок в моей жизни.

                                                                         Дедушка Пётр

А четыре года назад тётя рассказала Ирине довоенную историю, что в юности её дед Петя рвался в актеры, но его старший брат уже пошёл этой дорогой, поэтому отец запретил, мол, достаточно в семье и одного лицедея. Пётр стал авиационным техником, а свою крылатую душу, видимо, вложил в сердечко внучки.

- А какая бескрайняя даль открывалась с холма, на котором стояла наша деревня Добрунь! Так и хотелось раскинуть руки и полететь, как Катерине в «Грозе».

Там и сейчас стоит дом деда Ивана, маминого отца, где за огромным столом собиралась вся наша большая семья. У нас был патриархат. Мужчины считались столпами земли. Дед Иван, фронтовик, орденоносец, охотник, двоюродный брат Юра – военный офицер. Помню, как дед, сидя во главе стола, наказывал: «Юрка! Смотри там! Чтоб ни один фашист не пролетел над нашей Добрунью!».

Лето

Ирина познала всю радость пионерии. И один из многих кружков был, конечно, театральный. А преподавал ребятам сам Михаил Михайлович Толпегин, актёр брянского театра, «ходячая энциклопедия», как его величали.

- Будучи выпускницей Казанского театрального училища, я на каникулах всегда наведывалась к нему, рассказывала о ролях, мы вели с ним умные беседы и он задавал ту жизненную планку, к которой я до сих стремлюсь. Мне очень повезло с учителями!

В училище Ирина поступила не с первого раза. Пришлось вернуться в Брянск и освоить другую профессию. Год девушка работала модисткой в Доме Моды. (Руки актрисы и сейчас помнят ту науку – от кружевной юбки, расшитой чёрным жемчугом, мне глаз было не отвести! - Прим. авт.) Казалось бы, наряды, показы мод, художники, - всё, что 18-летней прелестнице надо, но…

- Чем дальше мечта, тем сильнее желание, - улыбается актриса. – Через год я снова была в Казани и сдавала экзамены. Я не верю в мистику, но где-то туре на третьем я услышала чёткий голос, который звучал внутри: «Я буду учиться здесь». Так и случилось.

Сразу после учёбы, в 1986 году, Ирина приехала в Псков. Она шла по Октябрьскому проспекту в Пушкинский театр и поражалась обилию храмов. Было общее ощущение домовой церкви и того, что она вернулась на родину.

- В театре тогда режиссёром был Вадим Иосифович Радун – человек, опередивший своё время, учитель, мастер и история России. Нет пророка в своём Отечестве. Да – эксцентричный. Да, самодур, как он сам о себе говорил. Но он имел на это право! За встречу с ним я признательна судьбе.

Театр помог Ирине и всем актёрам пережить лихие 90-е. Когда саксофонист становился челноком, инженер спивался, а многих вообще поубивали, когда распадались семьи, а талоны не давали возможности рожать детей, когда страна перестала читать книги, а истово занялась извозом, слава Богу, у актёров был театр. Голодные, они были живы духовной пищей.

- Мы поколение социального перелома – вдумайтесь, как страшно звучит. Вот говорят, что у нас мало достойных мужчин. А страна дала им хоть один шанс стать достойными – посадить сад, построить дом, взрастить сыновей? А ведь мужчины –это столпы нашей земли! Им надо дать шанс.

Осень

Нынче будет 33 года, как актриса живёт в Пскове и работает в Пушкинском театре, не в службу, а воистину по любви. Но ежегодно она уезжает в Брянск. И хоть та роща уже не кажется такой огромной, а холмы такими высокими, и за дедовским столом в Добруни уже многих не хватает, картофельное поле всё так же ослепительно белеет ровными цветущими рядами, и нет его милее глазу!

- Я приезжаю на могилы в Брянске, и родовой погост в Добруни – это уже ритуал. Встречаюсь с родными всё за тем же столом. Там мои корни силы.

Вышло так, что мы мало говорили о творчестве, хотя в репертуаре актрисы десятки ролей, самых полярных, как детских - Графиня Вишня в «Приключениях Чиполлино», Утка в «Просто Дурсен», так и серьёзных. В спектакле «Человек, обречённый на счастье» Ирина сыграла аж 10 ролей. Но о рождении одного «Поэзо-вечера», на котором Ирина Владимировна читает 32 стихотворения Игоря Северянина, актриса рассказала удивительную историю.

- Зашла я как-то в цветочный магазин. И там молодая барышня, чем-то очень взволнованная или довольная, декламировала «В шумном платье муаровом» Северянина. Я онемела. Сперва от восторга. Потом – ОТ ВОСТОРГА! Эта встреча и вылилась в спектакль. Стихи запоминаются проще, на эмоциях. Меня поэзия вообще поддерживает, а бывало, что и спасала в непростые моменты. Помню, классе в 10-м мне в руки попался томик «Стихов о любви» и за вечер излечил меня от сердечной раны.

А я слушала Ирину Владимировну и думала: наверное, барышни, читающие в цветочных магазинах от счастья Северянина, попадаются только актрисам. Или это только актрисы имеют сверхспособность попадать в неземное измерение, где встречаются такие барышни? Как бы там ни было, у нас есть прекрасная возможность увидеть все эти чудеса в Пушкинском театре!

                                                                                                                                                                                                           Гизела Державина

                                                                                                                                                                                     Газета «Курьеръ – Псков»

 

 

 

Дата публикации: 27 февраля 2019