Наш тег в соцсетях: #drampush

Режиссер Евгения Львова: Здесь нет простых рецептов

С 28 по 30 ноября в Пскове пройдет первый фестиваль театра для подростков «В чём загвоздка?».

С 28 по 30 ноября в Пскове пройдет первый фестиваль театра для подростков «В чём загвоздка?». В программе - два спектакля: «Ливия, 13» в постановке Александринского театра (Санкт-Петербург) и «Черное молоко, или экскурсия в Освенцим» от Псковской детской театральной мастерской «Гвозди». Со стороны Театрально-концертной дирекции Псковской области проект курирует режиссер и театральный педагог Евгения Львова. Накануне фестиваля Евгения Львова ответила на вопросы обозревателя Псковской Ленты Новостей.

- Как возникла идея театрального фестиваля для подростков?

- Фестиваль получился достаточно спонтанно. Оказалось, что в прошлом году параллельно с нашими читками из сборника новой немецко-язычной драматургии «ШАГ11+» Гёте-институт организовал читки в Александринском театре, и так же, как у нас, одна из пьес сборника пошла в работу дальше у них в Александринке. На Новой сцене была поставлена пьеса «Ливия, 13». Они показывали спектакль в школах, поскольку формат «классной драмы» для этого подходит. И в какой-то момент Гёте-институт придумал возить эту пьесу по северо-западу России. Позвонили в наш театр, предложили. Поскольку я тоже работаю с подростками и ставлю пьесу из сборника «ШАГ11+» на нашей сцене, мы встретились, поговорили, обсудили и решили: а почему бы нам не сделать совместный театральный фестиваль для подростков? К тому же в Пскове спектаклей, рассчитанных на подростков, показывается очень мало. Можно сказать, их почти нет. Так возникла идея театрального фестиваля для подростков.

- В чем специфика такого фестиваля?

- Уж такой это особый возраст, что подростку всегда нужно что-то преодолеть, с чем-то разобраться. Преодолеть для того, чтобы сделать следующий шаг в своем взрослении. Поэтому для названия фестиваля мы и выбрали это слово - «загвоздка», которое даже трудно произносить, и этот вопрос, который всегда существует в жизни подростка: «В чем загвоздка?» Кроме того, в названии есть отсылка к нашей театральной студии «Гвозди». Нам хотелось, чтобы было ощущение, что это наш проект. Фестиваль получился внешне небольшой - всего два спектакля, лекция и мастер-класс, но для нас это событие значительное. 28 ноября к нам приедут артисты Александринского театра, которые в медиа-холле псковского театра драмы покажут свой спектакль «Ливия, 13». А 30 ноября уже мы на малой сцене покажем свой спектакль «Черное молоко, или экскурсия в Освенцим».

- «Ливия, 13», о чем этот спектакль?

- О девочке, которую зовут Ливия и которой должно исполнится 13 лет. И вот она попадает в тяжелую ситуацию. Ситуацию, слава Богу, не так часто случающуюся, но в близкие ситуации попадают многие ребята.

- Что это за ситуация?

- Девчонка - новенькая в классе. Это уже сама по себе стрессовая ситуация для ребенка. Девочка очень симпатичная, она всем нравится, но у кого-то вызывает и зависть. В то же время в классе присутствует, выражаясь театральным языком, резонер. Мальчик с лидерскими качествами, грубый, стремящийся показать ребятам, что можно отступать от правил, при этом многим нравящийся. И вот ребята, в том числе и Ливия, попадают на вечеринку, где, не понимая, что такое алкоголь, они пьянеют, а Ливия просто теряет сознание. И вот этот мальчик ведет за собой эту группу подростков, они Ливию раздевают, фотографируют, фотографии попадают в школу, в школе работает папа Ливии... вот такая сложная, драматическая ситуация.

- Очень похоже на то, что произошло год назад здесь у нас в Пскове, когда на одной из вечеринок подростки надругались над пьяной девочкой.

- Да. Очень похожая ситуация. И, конечно, мы знаем, что подобное происходит не только в Пскове. Пьеса-то написано по реальным событиям. Я была на показе и обсуждении этого спектакля в Петербурге, и мы спрашивали ребят: «А вот где-то рядом с вами что-то похожее происходило?». И они ответили: «Да». Что тут можно сказать? Наверное, не все дети в такую ситуацию попадут. Не все станут агрессорами, не все станут жертвами. А вот стать свидетелем - очень легко! И как себя в этой ситуации вести? Можно ли не допустить развития этой ситуации? На самом деле, и взрослые подчас не знают, как им реагировать. В пьесе достаточно точно показано, что и взрослые растеряны. Здесь нет простых рецептов. Важно еще, что режиссер спектакля нашел возможность сделать свою постановку не убийственно тяжелой.

- А почему вы решили показать этот спектакль в медиа-холле, а не на сцене? Разве это удобно?

- Дело в том, что этот спектакль и рассчитан на показ в классе, детям. Мы же хотим, чтобы спектакль увидели и обсудили еще и взрослые. Поэтому нам показалось, что пространство медиа-холла будет для этого более удобно. Мы хотим, чтобы эту вещь увидели педагоги, психологи, работающие с подростками, поэтому мы сделали свободный вход на мероприятие, но по записи: нам тоже нужно понимать, что это будет за аудитория.

- То есть это будет не просто спектакль, но и обсуждение?

- Да. Более того к нам на фестиваль приедет театральный критик, кандидат искусствоведения, специалист российского и европейского театров для детей и подростков, старший преподаватель Российского института сценических искусств, человек, знающий контекст подросткового театра лучше всех нас, - Юлия Клейман. Она будет модерировать дискуссию, а, кроме того, 29 ноября она прочтет лекцию. Добавлю, что мы долго обсуждали возможность показа в Пскове спектакля «Ливия, 13», и нас поддержало управление образования Псковской области. Потому что, вы понимаете, мы сомневались, будет ли столь резонансный спектакль во благо? Директора школ, уполномоченный по правам ребенка в Псковской области Наталия Соколова принимали участие в дискуссии, и в конце концов мы приняли общее решение, что такой показ Пскову нужен и важен.

- Расскажите про псковский спектакль, который будет показан на фестивале.

- Спектакль мы покажем на малой сцене, он тоже для подростков, и тоже предполагается, что мы будем в дальнейшем показывать его в школах. В спектакле участвует как взрослый профессиональный артист, так и двое подростков, ученики старшей группы театральной мастерской «Гвозди». В Германии это очень продуктивный вид театра - совместные постановки взрослых и детей. У нас в Пскове это происходит впервые.

- Я прочитал аннотацию к пьесе «Черное молоко», и мне показалось, что этот материал должен быть чужд нашему зрителю. Пьеса, так сказать, слишком «немецкая», русскому непонятна ее проблематика.

- Оказывается, что нет. На самом деле пьеса вскрывает такую проблему как телесная отдаленность подростка от событий Второй мировой войны. Современных подростков от тех событий отделяет уже не два поколения, а три-четыре, то есть бабушка уже никому из них лично не рассказывает о том, что было. И получается, что уже неважно, о чем идет речь, о блокаде Ленинграда или об Освенциме. Современному подростку очень трудно почувствовать телесную связь с этими событиями. Как говорит персонаж нашего спектакля: «О чем рассказывают в школе? О цифрах. Что такое 6 миллионов погибших евреев? Это - цифры». Мы не знаем, не чувствуем, что за этим стоит. И тут на немецкоязычном материале, переводном материале мы можем посмотреть: «А есть ли у нас похожие проблемы?». Могу сказать, что в процессе работы над спектаклем, в процессе репетиций, мы пришли к выводу, что у нас в России проблемы абсолютно точно такие же, как и в Германии.

- Так в чем же там загвоздка, в вашем спектакле?

- Шестнадцатилетний мальчик дружит с нацистом. Дружит потому, что одинок. А этот нацист, Дитер, - интересный человек, с ним легко общаться. Ничего вроде бы страшного, у всех у нас разные друзья. Идея такая, что этот нацист Дитер живет в каждом из нас. Каждый из нас готов сделать шаг в сторону зла. По сюжету наш мальчик приезжает в Освенцим на экскурсию и оказывается настолько потрясен увиденным. С ним происходит вот этот момент телесного включения. Как будто он не на экскурсии, а вместе с погибшими. И он берет вину всех своих соотечественников, связанных с этой трагедией, на себя. Он сжигает свой паспорт и отказывается говорить по-немецки, после чего сначала попадает на помойку, где ищет себе какую-то еду, а потом в полицейский участок, где поляк средних лет, которого играет Денис Кугай, пытается разобраться в этой ситуации. Как ни странно, далее происходит много смешного. В спектакле очень интересные и завязка, и развязка, о которой я сейчас, понятно, не буду говорить, но драматургия очень мощная; обещаю, что зритель и посмеется, и задумается, и испытает сильные чувства, и лучше узнает себя. Наверное, именно за этим мы и приходим в театр.

- И по окончании спектакля тоже будет дискуссия?

- Обязательно. В каком-то смысле дискуссия - это обязательный элемент такого формата спектаклей. Мне вообще кажется, что современный театр имеет потребность быть более открытым, не зря так часто ломается «четвертая стена» у самых разных режиссеров, в самых разных жанрах. Очень хочется обратной связи со зрителем. И мне очень, конечно, хочется, чтобы как можно больше заинтересованных людей пришло на лекцию Юлии Клейман, которая расскажет о контексте детского и подросткового театров, о том, как они перетекают друг в друга. Мне кажется, для Пскова сегодня это очень важно.

Беседовал Александр Донецкий



Источник: Псковская Лента Новостей
Дата публикации: 25 ноября 2016