Специальная версия
Наш тег в соцсетях: #drampush

«Я старался сделать общечеловеческую историю» - Сергей Землянский

Интервью с режиссером спектакля "Материнское поле", который открывает гастрольную программу театрального фестиваля "Золотая маска" в Пскове 30 октября

Московские драматические театры один за другим осваивают новый жанр – пластический спектакль без слов. На язык хореографии любят переводить классику – «Анну Каренину» в театре им. Вахтангова, «Демона» в театре им. Ермоловой, а в театре им. А.С. Пушкина выпустили уже два спектакля - «Материнское поле» и «Даму с камелиями».

Пластический спектакль без слов – это не танец, не балет, не контемпорари, но и не драматический спектакль. Что это на самом деле - рассказал нам хореограф Сергей Землянский, автор спектакля «Материнское поле», который в скором времени привезут в Псков.

Как возникла идея поставить спектакль-танец с драматическими актерами, но при этом без слов?


Сергей Землянский: По образованию я хореограф. У меня была пятилетняя карьера танцовщика у Татьяны Багановой в театре «Провинциальные танцы» в Екатеринбурге, а потом я уехал в Москву и работал ужев качестве хореографа в драматических и музыкальных спектаклях. В процессе нескольких лет работы было ощущение, что можно сделать историю без слов, взяв за основу литературный материал, будь то поэма, пьеса, роман, повесть и т.д. Получается, что есть отправная точка - текст, где заложены линии персонажей, характеры, цепь событий. Нужно понять структуру, созданную автором, и предложить телесный рисунок.

Зачем нужно отказываться от слов?

С.З.В драматическом спектакле ты можешь спрятаться за текстом, за формой существования. А здесь невозможно спрятаться, потому что тело не соврет.У каждого из нас есть память физических движений. Мы все понимаем, как у нас двигается голова, руки ноги, шея, что может значить небольшой поворот головы или плеч. Если ты делаешь все честно, то и в зрителя это попадает на уровне подсознания.

Почему вы решили поставить этот спектакль именно с драматическими артистами? Ведь гораздо проще было взять профессиональных танцовщиков.

С.З. «Материнское поле» был первым экспериментом самостоятельного спектакля, где участвуют только драматические артисты. Это был интересный опыт для меня, ребят-артистов и для руководства театра. В работе с драматическим артистом ты понимаешь, что можешь гораздо больше, точнее и тоньше рассказать психологию персонажей, их взаимоотношения, не прибегая при этом к словам.

А как же техника исполнения? Ведь очень часто приходится слышать, что артисты в драматическом театре не могут работать в синтетических жанрах, что они плохо двигаются…

С.З. Когда ты работаешь над характером персонажа той или иной драматургии, тебе уже не важно насколько у актера вытянута нога, идеальны линии и т.д. Ты следишь за тем, как эмоция передана через движение, пластику тела. А потом, можно сколько угодно жаловаться, что артисты кривые, немощные, но это вопрос к хореографу: насколько ты готов в них вложиться.Еще на этапе кастинга ты видишь, кто на что способен, чего можно добиться. Плохих артистов не бывает.

Работа в новом жанре - все равно испытание.

С.З.Конечно. Для артиста это момент самообладания и самореализации. Главное - должно быть желание, а если у тебя его нет, никакой хореограф не заставит танцевать. Тяжело первые две недели, когда тело начинает работать, и ты чувствуешь свои мышцы, связки, а потом втягиваешься в это. Ко дню премьеры артисты даже визуально меняются.

А кто предложил поставить повесть Чингиза Айтматова «Материнское поле»?Ведь это не самый популярный текст.

С.З. Это была инициатива самих артистов  - выпускников Школы-студии МХАТа, курсР.Козака –Д.Брусникина. Мы с ними работали на другом спектакле, и они захотели сделать что-то движенческое. Я достаточно скептически к этому поначалу отнесся. Прошло время, вдруг звонок от Владимира Моташнева (артист театра им. А.С. Пушкина – прим. Е.Ц.): «Прочитай Айтматова«Материнское поле». Окей. Я не нашел его в книжных магазинах и в итоге купил сборник всего Айтматова в букинистическом.Прочитал. Буквально первая, вторая, третья страница – у меня слезы из глаз. Настолько сильное произведение оказалось, оно в меня очень попало. И я увидел, что текст поддается тому, чтобы сделать его, не прибегая к языку. Все эмоции, переживания этих людей, семьи там  заложены. И я согласился.

А было сложно объяснить руководству театра, зачем нужен такой спектакль?

С.З. Когда мы пришли кЕвгению Александровичу Писареву (художественный руководитель театра им. А.С. Пушкина – прим.Е.Ц.), он поначалутоже отнесся к этому скептически: «Что это? Балет? Нет. Современный танец? Нет, спектакль без слов. Как без слов?» На первой стадии было непонимание. Но на тот момент я и сам не знал, как это будет в итоге.Нам дали месяц на самостоятельную работу. Я собрал команду артистов, с которыми мне было интересно. И они вдруг загорелись, причем у них были выпуски других спектаклей, приходилось выцеплять их по вечерам. Это было абсолютно бесплатно в течение месяца подготовки. В итоге мы сделали показ на 40минут – сцены, не связанные между собой. Встреча матери с отцом, сыновья, вокзал, проводы отца – какие-то ключевые моменты. Показали это руководству, руководство одобрило и даже растрогалось.

Артисты придумывали сами что-то в процессе репетиций?

С.З.Мне было интересно понять ход их мыслей, поэтому я давал задания на разные темы. Некоторые кусочки, которые ребята предлагали, даже вошли в спектакль.

У«Материнского поля»уже очень большая гастрольная история. Как зрители принимают спектакль в разных городах?

С.З.Мы были в Прибалтике, Санкт-Петербурге, а сейчас поедем в Минск. Принимают везде очень хорошо. Таллинн очень тепло встретил, люди стоя аплодировали, хотя вроде бы другой народ, другая ментальность. И тогда ты понимаешь, что это общечеловеческая история: у каждого в семье были потери и утраты. Несмотря на то, что повесть написана киргизским автором про Вторую Мировую войну конкретно про киргизскую семью в советское время, я старался сделать общечеловеческую историю. В Лиепае зал обрушился в аплодисментах, артистов вызывали на поклон. Интересно как воспримет российская провинция. История создана именно для людей, чтобы видело как можно больше людей.

Какие у вас творческие планы на ближайшее время?

СЗ. Сейчас с Евгением Александровичем (Писаревым – прим.Е.Ц.) будем готовить юбилей 100-летие Камерного театра – театра Таирова и Алисы Коонен. Это будет в декабре. А с начала ноября должен начать спектакль в театре Ермоловой у Олега Меньшикова – Гоголя. Тоже без слов. Дальше должна случится история в «Табакерке» (Театр-студия п/р О.Табакова – прим.Е.Ц.). В театр взяли молодых ребят – стажерскую группу - они молодые, перспективные. Нам интересно сделать что-нибудь вместе.

 Беседовала Елизавета Царевская

Дата публикации: 21 октября 2014