Специальная версия
Наш тег в соцсетях: #drampush

Говорящая Му-му и реалити-шоу из уездного города: подводим итоги XV «Реального театра»

В Екатеринбурге завершился театральный марафон под названием «Реальный театр». За 8 дней восемнадцатью театрами России и зарубежья было сыграно 20 спектаклей. И наш город ещё раз доказал, что звание третьей театральной столицы он имеет не только по количественному признаку – фестивальные билеты были раскуплены даже на дневные спектакли. Такой интерес горожан объясняется не только тем, что «Реальный театр» проходит раз в два года, но и крайне привлекательной программой фестиваля.

Напомним, в этом году свои постановки привезли театры из Болгарии, Франции и Эстонии. А также ведущие коллективы Москвы, Пскова, Томска и Новосибирска. Что касается содержания, хотя афиша и пестрила именами классиков, постановки знакомых всем пьес были далеки от академичности. Наверное, так и должно быть, ведь на этом фестивале нам представляют срез лучшего в сегодняшнем театре – новаторство было как в режиссуре, так и в актёрском мастерстве. Создатели спектаклей говорили с публикой на её же современном языке, благодаря этому и идеи авторов быстрее попадали в цель. «Облгазета» отметила для себя и читателей три самых ярких работы «Реального театра».

«Му-му». Открылся фестиваль спектаклем московского Театра Наций. От тургеневского рассказа остались разве что аллюзии на главных героев. Барыня – старая польская актриса Гржибовская (Алина Ходжаева), Герасим – работник сцены (Дмитрий Журавлёв), а Муму и вовсе – девочка Маша (Мария Смольникова).

Экспозиция такова: дядя Лёша (Алексей Вертков), то ли актёр, то ли режиссёр приводит свою племянницу в театр.

Говорить о линейном повествовании не приходится, создатель спектакля Дмитрий Крымов постоянно перемещает зрителя не только во времени, но и в мирах. От XIX века – появившаяся из ниоткуда Полина Виардо, – до наших дней. Основное действие происходит в реалиях современного театра. Некая фрагментарность связана с жанром спектакля – это комедия дель арте, в основе которой импровизация. Благодаря находке режиссёра зритель не теряет интереса к происходящему, ведь правила этой игры ему неизвестны.

И в этой пространственно-временной кутерьме дядя не успевает следить за надоедливой почемучкой Машей, то есть Муму. К слову, он и не стремится занять ребёнка, для него гораздо важнее оставить след в вечности посредством своей театральной работы. Да и полячка пани Гржибовская возмущена – детям не место на сцене. Поэтому лёгким движением деревянной руки монтировщика Герасима Маша падает… в сценический люк. Эта сцена придаёт спектаклю цикличность, ведь из этого самого люка девочка появляется то ли на сцене, то ли вообще на свете.

Живая девочка стала жертвой мёртвых декораций – такова поучительная развязка. И вопрос уже не в том, зачем Герасим утопил Муму, а в том, как это вышло.

«Ревизор». Самым нашумевшим спектаклем этого фестиваля стала постановка Псковского театра драмы им. Пушкина. Режиссёром выступил Пётр Шерешевский, известный уральцам по созданию спектакля «Сучилища» в Серовском театре драмы (шесть номинаций на «Золотую маску»).

У «Ревизора» Шерешевского – возрастной ценз «18+», при этом на спектакле оказались несовершеннолетние. Наверное, многие из них и их родителей рассчитывали таким образом освоить школьную программу, что, как оказалось, было не самым правильным решением. После жалоб в театре проводится проверка, которая должна определить, кто впустил юных зрителей на спектакль, содержащий сцены с обнажёнными актёрами и насилием. Но вернёмся непосредственно к искусству.

Декорации спектакля очень минималистичны: сцена окружена кривыми зеркалами, а границы помещений отделены условными прозрачными ширмами. Но, по словам самого режиссёра, на сцену смотреть и не нужно – главное действо происходит на экране выше неё. Четыре камеры транслируют происходящее с нужных ракурсов, благодаря этому спектакль превращается в реалити-шоу. В центре – известный всем сюжет, перенесённый в наши дни. Из нового – у героев есть вай-фай, Телеграм, они слушают группу «Любе» и «Ленинград». Из старого – всё то же пресмыкательство перед чинами и боязнь за свою шкуру. Хлестаков (Камиль Хардин) поднимает на уши жителей уездного городка, берёт взятки, а затем покушается и на святое – их близких. При этом не метафорично, а буквально вешает им на уши лапшу из большой жестяной кастрюли.

Постепенно из комедии спектакль превращается в драму, а ревизор – в сущего дьявола. Хлестаков без стеснения предстаёт нагим перед попечителем богоугодных заведений Земляникой (Виктор Яковлев) и просит потереть спинку. Апогеем бесчинств стало изнасилование Марии Антоновны (Дарья Чураева) на глазах у родственников. После отъезда молодого человека, вся чиновничья свора натыкается на видеоблог Хлестакова, в котором он в последних выражениях отзывается о жителях уезда. Городничий (Евгений Терских) становится главной жертвой своих же действий, именно он начинает услуживать Хлестакову, именно он в финале произносит со слезами на глазах: «Убит, убит, совсем убит».

Экран постепенно гаснет, кажется, синхронно с сознанием городничего. В это время звучит «Молитва» Булата Окуджавы – «Дай рвущемуся к власти навластвоваться всласть».

«Человек из Подольска». Ещё одну яркую работу на сцене Екатеринбургского театра кукол представили артисты омского «Пятого театра». Одноимённая пьеса Дмитрия Данилова повествует об обычном парне Коле (Вячеслав Болдырев), попавшем в отделение полиции. Только вот никакого преступления, на первый взгляд, он не совершал. Допрос ведётся на пространные темы, работники органов представляют собой своеобразную полицию нравов. Безнравственным в их отделении считается занятие нелюбимым делом и неумение замечать красоты родного города. Почти на все вопросы Человек из Подольска не может найти ответ.

Кроме Коли у полицейских есть и другой подопечный – Человек из Мытищ (Василий Кондрашин), он помогает новенькому разобраться в странной обстановке. Никита Гриншпун виртуозно вплёл в спектакль несколько музыкальных номеров. К примеру, тот, что из Мытищ заодно с полицейскими и играет по их правилам, на их же дудочке – в буквальном смысле. К тому же прекрасно обращается со скрипкой и гитарой, этому он научился сидя в обезьяннике. Так, правоохранители пытаются поставить музыкальные номера и с Колей, но он нерадивый ученик. Человек из Подольска постоянно норовит вырваться из абсурда, взывает к разуму.

Вообще, кажется, что это спектакль для тех, кто постоянно чем-то недоволен — плохим климатом, скучной работой, унылой жизнью. Возможно, им стоит побывать (пусть и зрителем) в том самом отделении полиции, куда попал «Человек из Подольска».

Интервью

Главную роль в спектакле Театра Наций «Му-му» играет актриса родом из Свердловска – Мария СМОЛЬНИКОВА. С 2008 года Мария — артистка московского театра «Школа Драматического Искусства». В 2011 году она окончила режиссёрский факультет ГИТИСа (курс Е.Б. Каменьковича и Д.А. Крымова). В 2016 году за роль в спектакле «О-й. Поздняя любовь» получила «Золотую маску». Также Мария снималась в таких фильмах, как «Сталинград», «Куприн», «Обратная сторона Луны» и других.

– Мария, насколько знаем, Театр юного зрителя для вас не случайное место – в своё время вы участвовали здесь в фестивале детских театров «Театральная дюжина»…

– …Да, мы с педагогами Натальей Энгелевной Басиной и Евгением Зеликовичем Крайзелем сочинили спектакль «Вестсайдская история» по «Ромео и Джульетте», который показали на этом фестивале. На нём я как раз и познакомилась с Вячеславом Кокориным и его студентами. Именно эти люди убедили меня, что я могу попробовать поступить в Москве. Позже я уехала с ними работать в театр Нижнего Новгорода. Перед спектаклем я шла и рассматривала фотографии старых спектаклей ТЮЗа… Я все их видела! Те артисты были для меня небожителями, а сейчас я сама вышла на эту сцену.

– В Екатеринбург вы привезли крайне необычный спектакль…

– Сценарий писал сам Дмитрий Анатольевич Крымов… Муму у нас в образе ребёнка, хотя это ещё и природа в глобальном смысле. В ходе работы мы начали «обживать» текст, много импровизировали, вместе его «чистили». А время от времени ещё и обновляем спектакль. Вот сегодня, например, добавили в текст екатеринбургские реалий про Ельцин Центр и метро. Кстати, раньше за пределами Москвы мы «Му-му» ещё не играли. И то, что нам удалось привезти его с такими сложными декорациями – чудо.

Жанр спектакля его создатели обозначили так – «комедия дель арте по произведениям Тургенева». Как вместе уживаются гротеск и лиричность в «Му-му»?

– Это как в жизни. Часто нам бывает смешно, а потом «оп» и насмеялся… Всё смешное всегда рядом с горьким. Это мой любимый жанр – трагикомедия, Крымов тоже его очень любит. Ему нравится, когда зритель увлекается и смеётся, а потом задумывается о прожитой жизни. Но кому-то сложно такое воспринимать – им кажется, что композиция рваная.

В финале ваша героиня девочка Маша (Муму) умирает?

– Умирает, конечно. Её просто упустили по нелепости, как это часто бывает. Например, случилась трагедия – дети сгорели в торговом центре. Виноватыми сделали людей, которые дежурили в этот день. А кто вообще строил так эти торговые центры? Так что ответственность несём все мы…

Опубликовано в №168 от 17.09.2019
Источник: «Областная газета» (Екатеринбург, Свердловская область)