Специальная версия
Наш тег в соцсетях: #drampush

Дом Советов

В СССР спектакли, поставленные по пьесе «Старые дома», шли на сценах примерно ста театров. СССР давно нет, но о пьесе не забыли

Чтобы обнаружить типичные симптомы ретромании, подробнейшим образом описанные в одноимённом труде Саймона Рейнольдса «Ретромания, поп-культура в плену собственного прошлого», надо всего лишь прийти на спектакль «Соседи» главного режиссёра псковского драмтеатра Александра Кладько. Как написал Саймон Рейнольдс, «жажду движения стало проще утолить путешествием в безграничное прошлое, нежели движением вперёд». Предыдущий руководитель псковского драмтеатра Василий Сенин тоже любил ставить спектакли с сильным привкусом музыкального ретро («Заповедник», «Пять вечеров»), но делал это не в Пскове (также см: А. Семёнов. Полтора мужика). В Пскове он как бы экспериментировал. Александр Кладько выбрал для первого своего спектакля в Пскове ретрокомедию, в которой предусмотрительно обошёлся без экспериментов.

 

«В этом доме не с кем подраться»

Постановка весной 2016 года на российской сцене советской лирической комедии «Соседи» (по пьесе «Старые дома», она же – «Всё начинается с любви») – дело беспроигрышное. Комедия. Музыкальная. Советская. Все три составляющие для зрительского успеха имеются.


Сцена из спектакля «Соседи». Фото: Андрей Кокшаров

Из всех зрительских откликов, услышанных после окончания спектакля, больше других запомнился такой – одна женщина с удовлетворением говорит другой: «А ничегошний спектакль-то…»

Вот именно… Слово дурацкое, но ёмкое, говорящее и о спектакле, и о зрителях.

Остаётся повторить то, что было сказано прошлым летом – после того как в Пскове показали комедию «Наш Авлабар» режиссёра Александра Кладько (это было до его назначения главным режиссёром): «Это верный признак того, что постановки вроде «Нашего Авлабара» будут и впредь пользоваться в Пскове успехом у «широкого зрителя».

В прошлом году зрители, за редким исключением, были очень довольны. После просмотра «Соседей» было то же самое. И во время просмотра тоже. Как и во время спектакля «Наш Авлабар», действие то и дело переносилось в зал. Зрителям не давали возможности уснуть или заскучать.

Ретромания проявляется не только в тяге к старым добрым песням. Здесь всё сложнее. В «Соседях» конфликтуют забавные люди. В спектакле нет злодеев. Кровь не льётся, головы не летят, голые люди по сцене не прыгают… Уже хорошо. Происходит типичная борьба хорошего с отличным («В этом доме не с кем подраться»).

Берётся пьеса – местами остроумная. Недаром же её сочинили в семидесятые годы одесские кавээнщики Георгий Голубенко, Леонид Сущенко и Валерий Хаит. Добавляются всем известные старые песни. Разброс песен – от «А ну-ка убери свой чемоданчик…» до «Чтобы тело и душа были молоды…» Они звучат и со сцены, и в фойе – в том числе и в антракте. Артисты пробираются сквозь толпу зрителей и выходят к микрофону.

Пока пели Виктор Яковлев, Максим Плеханов, Анна Шуваева, Наталья Петрова и другие, ко мне подошла пожилая зрительница и с восторгом произнесла: «Я потрясена! Вы в театре бываете чаще. Они когда-нибудь раньше пели?»

Впрочем, мнения в антракте звучали разные. «Как вам комедия?» - спросил я одного известного в Пскове человека. «Грустно. Лёгкости нет». – «Может, ещё разойдутся? Особенно после такого музыкального антракта?»

Принципиальной разницы между тем, что было до и после антракта, не было. Кому понравилось то, что происходило до антракта, тот не был разочарован и продолжением.

«Ошибки у нас бывают при строительстве. При сносе – никогда»


Сцена из спектакля «Соседи». Фото: Андрей Кокшаров

В брежневские времена пьесы и киносценарии на эту тему были довольно распространены. Сносят старый дом (дома). Государство предлагает взамен квартиры в новостройках, но жильцы почему-то не спешат покидать свои ветхие жилища. Они цепляются за прошлое. Однако жизнь неумолима.

У рождённого в Одессе Александра Кладько хватило такта не эксплуатировать одесское произношение. Признаки Одессы, какой мы её знаем из литературы и кино, конечно же, имеются, но этот спектакль явно не только «про Одессу». Он про то, как трудно расставаться с прошлым. Трудно, но надо. Жалко, больно… Сила привычки измеряется в годах и десятилетиях. Но жизнь продолжается.

Пьесу написали сорок лет назад. И за это время жизнь сделала несколько крутых поворотов. Пьеса не то чтобы устарела… Просто с каждым историческим поворотом серьёзно менялся её смысл.

В девяностые годы ХХ века старый дом на Садовой, 16 легко мог восприниматься как символ Советского Союза. Соседям, прожившим всю жизнь вместе, предлагается расселиться в разных домах и районах.

«Ошибки у нас бывают при строительстве. При сносе – никогда», - как говорится в спектакле.

«Для счастья горячей воды и мусоропровода мало»

Во всем известной элегическо-ностальгической пьесе Леонида Зорина «Покровские ворота» (написанной в 1974 году) в центре внимания коммунальная квартира, расположенная в доме под снос, а в ней - инфантильный мужчина Хоботов. В «Соседях», по сути, та же коммуналка в двухэтажном доме под снос. Инфантильный мужчина - Андрей (Андрей Атабаев) тоже имеется. Если у Зорина личную жизнь Хоботова устраивали Маргарита Павловна и Савва Игнатьевич, то в «Соседях» ситуация усугубляется. Личную жизнь Андрея устраивает не только мать, она же - председатель домового совета (Надежда Чепайкина), но и все остальные обитатели дома: задумчивый сапожник (Виктор Яковлев), вечно спящий моряк (Юрий Новохижин), боец культурного фронта в запасе (Сергей Попков), супруга бойца культурного фронта (Нина Семёнова), «просто жена и мать» Лена (Екатерина Миронова). Им всем надо угодить. Им всем должна понравиться невеста Андрея - «бульдозер в юбке» Галина (Наталья Петрова). Они лезут со своими советами. Более того, они имеют на это некоторое право. В воспитании жениха Андрея не принимают участие разве что сын Лены скрипач Стасик (Анна Шуваева), потому что он ребёнок – и муж Лены Сеня (Максим Плеханов), потому что он футболист.

Однако Галина и её помощник-бульдозерист (Роман Сердюков) искренне убеждены, что «новые дома лучше старых». Но соседи в этом совсем не убеждены («для счастья горячей воды и мусоропровода мало»). Более того, они готовы за свои старые убеждения сражаться. Дом переходит на осадное положение. Любовь в опасности. Хорошее старое в поисках отличного борется с хорошим новым. И это значит, что путешествие в безграничное прошлое продолжается. Как поёт Максим Плеханов в антракте: «А поезд тихо ехал на Бердичев…»

Тому, кто желает попасть в ностальгический Бердичев (Одессу и т.п.), тому надо ехать не на вокзал, а в псковский драмтеатр.

* * *

В спектакле «Соседи» у бульдозериста возникает подозрение, что ветхий дом держится на одной водосточной трубе. Достаточно удара кувалдой, чтобы нарушить хрупкое равновесие.

Пока стоит, словно столб, вросшая в землю водосточная труба, старый дом со всеми привычками, предрассудками и тому подобным тоже будет стоять как символ высоких (на два этажа) отношений.

Главное – не экспериментировать и кувалдой попусту не размахивать.

Алексей СЕМЁНОВ

Источник: Псковская Губерния